Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Июнь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Главная Колонка редактора В ИНТЕРЕСАХ ДЕТЕЙ ИЛИ ГОСУДАРСТВА?

325Согласно Концепции семейной политики в Санкт-Петербурге на 2012–2020 гг., «роль государства заключается в максимально полном привлечении потенциала гражданского общества, работодателей, профсоюзов, церкви, политических партий, инициирующих и проводящих социальную политику, благоприятную для развития и укрепления ресурсного потенциала семьи; в создании условий для благотворительной деятельности в сфере защиты семьи, родительства и детства». Но так ли это происходит на практике?

Все чаще обществу становятся известны вопиющие случаи того, как государство (в лице органов, призванных помогать семьям и защищать права несовершеннолетних) лишает родителей и детей возможности быть вместе, наносит тяжелые психологические травмы, рушит судьбы людей. История «колпинского маугли» – пятилетнего Андрюши А., без элементарного анализа  ситуации изъятого из семьи, – печальное тому подтверждение. И если бы к судьбе ребенка, оказавшегося инвалидом от рождения, не подключились журналисты, сотрудники отдела опеки и попечительства местной администрации МА г.Колпино, а затем и Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова, несчастный мальчик мог бы на всю жизнь остаться в сиротском учреждении.
А сколько же всего в Петербурге детей, которым необходима защита – государства или, наоборот, от государства? И что действительно должны делать органы социальной защиты, чтобы помогать, а не разрушать?
Социальных сирот
всё больше
По данным Уполномоченного по правам ребенка Светланы Агапитовой, на конец 2012 г. в  Санкт-Петербурге проживало 646 212  детей. Из них 13 647 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Из 495 938 семей, воспитывающих детей: в 13 495 семьях воспитываются 13 808 детей-инвалидов; в 17 418  многодетных семьях воспитывается 55 871 ребенок; в 60 716 неполных семьях воспитываются 69 502 ребенка; малоимущих семей – 98 215.
В 2012 г. в Санкт-Петербурге родилось 62 629 детей; умерло 458 детей.
Количество обращений к Уполномоченному,  в сравнении с 2011 г. (2645),в прошлом году увеличилось, и это свидетельствует о том, что за три года работы институт Уполномоченного приобрел известность в городе. Лидирует в общей массе по-прежнему жилищный вопрос – 23,1%. На вторую позицию вышли нарушения прав на образование (13,9%). Сюда относятся проблемы с устройством несовершеннолетних в образовательные учреждения, с выбором формы обучения, психологические проблемы в коллективах и т.д. Третьим по количеству оказались нарушения прав детей одним из родителей – 10,6%. Главным образом, это проблемы при определении места жительства ребенка после развода. К сожалению, имеет место увеличение количества обращений граждан по вопросам нарушений прав ребенка на семью (7,1%), включая проблемы с определением места жительства ребенка и порядка общения с родителями, проживающими отдельно. А также уклонение от уплаты алиментов в случае развода отца и матери или лишения родительских прав.
В 2012 г. в Санкт-Петербурге было заключено 54 406 браков, а также составлены 24 493 актовые записи о разводе, что на тысячу меньше, чем в  предшествующем году.
По данным Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу (далее – УФССП), в 2012 г. на исполнительном производстве находилось 33 301 дело по взысканию алиментов (в 2011 г. – 34 940, в 2010 г. – 39 284).  Из них 2743 – задолженности детям, находящимся в сиротских учреждениях города (для сравнения, в 2011 г. их было 2092, в 2010 г. – 1918).
Одним из главнейших факторов появления категории детей, находящихся в социально-опасном положении, является неспособность семьи как социального института обеспечить воспитание и содержание детей.
Истоками семейного неблагополучия, по мнению специалистов органов опеки, являются следующие обстоятельства: трудное материальное положение, бедность; жилищные проблемы; потеря членами семьи связи с рынком труда; конфликтная ситуация в семье; безответственное родительство, жестокое обращение с детьми; алкоголизм, наркомания и т.д.
Особенно настораживают первые два пункта: временные трудности с материальным обеспечением и жилищные проблемы могут коснуться любой семьи.
Как говорится в докладе Уполномоченного по правам ребенка,  большое внимание в 2012 г. уделялось вопросам выявления и изъятия с улиц города детей и подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, так как данная категория несовершеннолетних рассматривается как наиболее уязвимая, в том числе, с точки зрения возможных проявлений жестокого обращения. Количество выявленных в 2012 г. безнадзорных увеличилось на 16% (2362; +391) .
В целях обеспечения безопасности жизни и здоровья, 478 детей и подростков были помещены в учреждения социальной защиты (приюты, реабилитационные центры), 736 – в учреждения здравоохранения (больницы).
«Ювенальная юстиция»
в действии
Наша редакция неоднократно возвращалась к теме «колпинского маугли» Андрюши А., без предварительной социальной работы изъятого из семьи и вынужденного провести несколько месяцев сначала в детской больнице, затем, три дня в детском доме, откуда его спешно отправили в психоневрологическую больницу. Причем, в силу заболевания не могущего говорить ребенка лишили общения с родными...
 В практике Уполномоченного по правам ребенка Светланы Агапитовой – не один случай такого варварского отношения к судьбам детей. Вот, например, история Юлии и ее несовершеннолетней дочери Ани 2011 г. р. Юлия является выпускницей детского дома, и состоит на учете в Городском Центре по профилактике и борьбе со СПИДом. В 2011 г. у нее родилась дочь, которую также поставили на учет в тот же Центр. Ребенок нуждался в постоянном контроле со стороны медиков, но отношение педиатра районной детской поликлиники родителям не понравилось. Они перестали его посещать и оформили договор на медицинское обслуживание в платном консультативно-диагностическом центре.
В конце марта квартиру Юлии посетила комиссия в составе четырех человек. Это были представители органа опеки и попечительства местной администрации МО  «Балканский» и главный врач дома ребенка № 3. Необходимо отметить, что место жительства Юлии и ее семьи по территориальной принадлежности не относится к МО «Балканский». Члены комиссии сообщили, что прямо сейчас могут оформить документ, позволяющий изъять ребенка. Но они готовы пойти навстречу молодой маме и не отбирать ребенка, только тогда мама должна добровольно написать заявление с просьбой поместить малышку на 10 дней в дом ребенка, где (с их слов) – санаторные условия, массаж, плавание, физиотерапия, кроме того, беспрепятственное посещение родителями ребенка. Находясь под психологическим давлением, Юля согласилась. Как только заявление было написано, главный врач Дома ребенка взял девочку на руки и быстро скрылся из квартиры.
На следующий день квартиру Юли посетили органы опеки и попечительства по ее месту жительства. На этот раз акт обследования жилищно-бытовых условий был составлен. В нем было отмечено, что хотя квартира Юлии требует косметического ремонта, всё необходимое для девочки в доме есть. Специалисты сфотографировали мебель, игрушки, одежду и рекомендовали матери поскорее вернуть ребенка. Специалисты выдали разрешение на посещение дочери.
Через 10 дней Юля пришла забирать дочь в дом ребенка, однако главный врач сообщил ей, что у  Ани выявлены серьезные заболевания и ее необходимо оставить, чтобы вылечить и укрепить здоровье. Юля написала заявление о помещении ребенка сроком еще на 6 месяцев. Однако родители столкнулись с неожиданными трудностями в посещении своего ребенка. Помимо разрешения органа опеки и попечительства, заключения врачей о возможности посещать ребенка, с Юлии потребовали другие справки, а потом и тех справок оказалось недостаточно. Юлия прошла 5 обследований, но только после вмешательства Уполномоченного ей разрешили навещать ребенка. Так, спустя 8 месяцев мать смогла, наконец, увидеть свою дочку. В августе Юлия написала заявление в адрес дома ребенка с просьбой разрешить ей забрать ребенка домой. Через 30 дней Юлия получила ответ о том, что в день написания ею заявления был подан иск о лишении ее родительских прав.
Уполномоченным было представлено соответствующее заключение в суд. Лишь в январе 2013 г. суд, изучив дело и выслушав стороны, не удовлетворил требования о лишении родительских прав. Девочке разрешили, наконец, вернуться домой.
И это при том, что органы опеки и попечительства по месту жительства семьи никогда не имели претензий к семье Юлии. Они представили положительный акт обследования жилищно-бытовых условий семьи, высказав мнение о необоснованности и нецелесообразности лишения родительских прав. Вместо 10 дней несовершеннолетний ребенок провел в Доме ребенка 11 месяцев!
По мнению Агапитовой, национальной стратегией действий в интересах детей в подобных случаях должно быть предусмотрено введение запрета на изъятие детей из семей без предварительного проведения социально-реабилитационной работы, включая возможность замены лишения родительских прав ограничением родительских прав с организацией в этот период реабилитационной работы с семьями.
Уполномоченный по правам ребенка высказала свое мнение и по поводу истории с «колпинским маугли»  Андреем А.: «В ходе судебного заседания (о лишении матери родительских прав – ред.) наш представитель спрашивал субъекты профилактики о том, какую помощь они оказывали и как именно работали с семьей. Фактически эти вопросы остались без ответов. И это очень странно. Система защиты семьи и детства создана не как контрольный и карающий орган. Прежде чем обвинять, они должны попытаться спасти семью, помочь выбраться из сложного положения, и уж если ничего не действует, тогда поднимать вопрос о лишении родительских прав». Между тем, уголовное судопроизводство в отношении матери Андрюши продолжается...
Права детей на жилье
К сожалению, нередки случаи, когда в результате семейного конфликта один из бывших супругов выселяет другого на улицу с детьми, не достигшими 18 лет. Ранее закон запрещал без согласия органов опеки и попечительства отчуждать помещения, в которых проживают несовершеннолетние. Однако, с изменением нормы, содержащейся в ч. 4 ст. 292 Гражданского кодекса РФ, недобросовестные родители получили возможность беспрепятственно лишать своего несовершеннолетнего ребенка крова.
Печальная история произошла с семьей Семеновых. Глава семейства Виктор подал на развод и потребовал освободить его квартиру. Действительно, официально жилье принадлежало ему. Но другой крыши над головой у бывшей жены и ребенка не имелось. Однако это не помешало мужчине реализовать свои замыслы. Квартира вскоре была продана, и новый собственник через суд добился выселения матери с ребенком.
В приемную Уполномоченного женщина пришла буквально с чемоданами – больше идти было некуда. По ходатайству Агапитовой, семью в тот же день разместили в квартире одной из общественных организаций. Через месяц мальчика определили в детский сад, мать вышла на работу и съехала на съемную квартиру.
Светлана Агапитова считает, что подобные ситуации помогут исключить введение в гражданское законодательство института Социального правопользования . Чтобы собственники жилья (или суды) имели возможность закреплять за членами семьи собственника, не владеющими данным жильем, право проживания в нем на определенный срок (либо пожизненно).
Актуальной остается и проблема ипотечных заемщиков, утративших платежеспособность ввиду стечения жизненных обстоятельств. В приемной Уполномоченного по правам ребенка внимательно рассматривают обращения неплатежеспособных заемщиков, пытаясь в каждом конкретном случае вступить в диалог с банком-кредитором и разрешить проблему так, чтобы семьи с детьми не оказались «на улице». Следует отметить, что многие банки соглашались пойти навстречу.
В подобном положении оказалась петербурженка Татьяна Тимофеева. После гибели мужа ей пришлось взять на себя заботу о 12-летнем сыне и матери-инвалиде. Жили в маленькой комнатушке в коммунальной квартире, едва сводя концы с концами. И вдруг – удача: Татьяне предложили хорошую высокооплачиваемую работу. «Голодные времена» ушли в прошлое, а вот бытовая стесненность по-прежнему напрягала обстановку. Женщина довольно быстро продала свою комнату в коммуналке, взяла ипотечный кредит и купила отличную двухкомнатную квартиру. Но, увы...  Примерно через год Татьяна серьезно заболела. Женщине сделали ряд операций. Ни о какой работе в ближайшие несколько месяцев не могло быть и речи. Бабушкиной пенсии едва хватало на еду, но о ежемесячных платежах по кредиту не могло быть и речи. Долги росли, и банк обратился в суд с намерением взыскать квартиру. А  это грозило тем, что три недееспособных человека окажутся в прямом смысле слова на улице – ведь идти им некуда. По ходатайству Уполномоченного, банк согласился снизить размер долга, отказавшись от штрафных санкций. Таким образом, квартира была спасена, а Татьяна выиграла время, которое с пользой потратила на реабилитацию. И теперь, оправившись от болезни, снова приступила к работе и погашению кредита.
В следующем номере мы продолжим рассказ о различных формах социальной поддержки семей, которыми занимается аппарат Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге.
Подготовила Маша АЛОВА

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя