Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Июнь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Главная Новости Колпино и окрестностей История жизни Екатерины

Мои предки выехали в Россию из Германии по приглашению Екатерины II. Императрица хотела, чтоб в окрестностях Санкт-Петербурга было образцовое немецкое поселение. Чтобы и подъезды к городу на Неве, основанному Петром Великим, имели парадный вид. Немцы, приглашаемые из Германии, участвовали в воплощении этого замысла. Три немецкие колонии были созданы на правом берегу Ижоры чуть выше Колпина. С тех времен прошло 150 лет.

IMG 0212

Екатерина Мартыновна Риттер, родилась в 1918 году, 28 мая. Могу утверждать, что Бог открывался в моей жизни с самого раннего детства, что сопровождалось многими чудесами. Хочу отметить, что чудеса нас не спасают, но они укрепляют нашу веру, и мы начинаем верить сильнее. Как написано в Библии: «Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей».

Моя семья, как и многие немцы, были лютеранами, веровали в Бога, т.е. не отрицали Его, только по сути это была обрядовая форма, видимость веры, но не сама вера. Церковь, в основном, посещали два раза в году. Среди лютеран второй колонии прохладное было отношение к посещению богослужений. В воскресенье еще думали: пойти в церковь или не пойти – хозяйство-то большое. В повседневной жизни молитв не было, изредка слышны были только цитаты из Библии – об Аврааме или Иове. Но я с детства тянулась в церковь, которая в нашей второй колонии была через четыре дома от нас. Меня глубоко трогало всё, что там происходило: органная музыка, пение и, особенно, дерзновенная пасторская проповедь.

Служба в церкви шла на другом немецком диалекте. После маленькой проповеди шла большая проповедь. Пастор в своем облачении стоял. Я мало понимала, просто удивлялась, как он говорил, как он вытягивал руку. Рядом сидели люди, они пели, я и в это вникала. Еще наверх, на хор, подымалась, смотрела, как орган включается, на его трубы, которых 12 000. И то, что я видела, мне очень нравилось, всё же от сердца делалось. Знаний я не имела, но чувствовала Бога, что Он во мне. Папа был у меня верующий, мама – не очень. Детские посещения церкви положительно повлияли на меня. Бог был со мной всегда и помог мне пройти через очень сложные обстоятельства жизни, являя великие чудеса. Страх Божий остерегал меня делать зло или грешить. Бог открывал Свою любовь, являл Свою защиту. Я старалась не огорчать Его, старалась любить и не грешить, и этим я жива и счастлива до сего дня.

Моя семья была из семи человек: папы, мамы, бабушки, двоих братьев, меня и сестры. Мы жили в лютеранской колонии в Колпине, т.е. во второй из трех. Родители очень строгие были. Не говорю, что деспоты, но воспитывали нас в строгости. А вот второй брат у меня был почему-то дерзкий: шалить любил, когда отца не было дома, причем опасные шалости были. Что только не вытворял! Мне пять лет было. Нам купили сани с высокими полозьями. Вот на эти сани брат раз, когда отца не было дома, посадил меня. Двор был довольно большой и имел уклон, чтобы вода уходила в прорытые канавки. Брат разгонял санки по скату до конца двора, а потом резко так разворачивал. Развернул он сани в очередной раз, они опрокинулись – я вылетела и ударилась головой о столб. Очень сильный был удар, можете себе представить! Когда это случилось, брат сразу меня предупредил: «Если ты пожалуешься папе, я тебе дам». Я тихо добралась до дома, легла в постель и потеряла сознание. С тяжелым сотрясением мозга меня забрали в больницу. Она была там, где сейчас Дворец культуры стоит. Положили на второй этаж, где тяжелобольные. В отдельную палату. И три недели (!) я без сознания была (в коме, как теперь говорят). Замечательный врач Варвара Александровна Пивовар, друг детства моего отца, приложила все старания, чтобы спасти меня. Сказала отцу про меня: «Она не выживет, а если выживет – 99% , что будет умственно неполноценна. Ты должен решить: если хочешь, чтобы дочь жила, поезжай в Москву за сывороткой». И папа поехал в Москву, достал эту сыворотку. Мне ее ввели, и как только через три недели я пришла в сознание, стали смотреть, какая я. Но, конечно, какая там сыворотка! Это не сыворотка помогла. Бог спас меня! Я поправилась, так как у Бога на меня был свой план. Из-за случившегося я позже пошла в школу, и в институт потом тоже позже сверстников поступила. Преподаватели в вузе всегда удивлялись моей отменной памяти и мышлению. Бог не только спас мне жизнь, но и не дал стать инвалидом!

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 7)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя