Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Главная Новости Колпино и окрестностей

НОВОСТИ КОЛПИНО И ОКРЕСТНОСТЕЙ

В ДК «Нева» (п.Понтонный) состоялась традиционная встреча жителей с главой администрации Колпинского района А.А.Повелием. Зал был полон: активности местным жителям не занимать. А проблем здесь хватает на всех…

IMG 5803

Анатолий Анатольевич Повелий ответил на самые волнующие вопросы.

– Когда будет решен вопрос о шумоизоляции железной дороги?

– Мы ведем переговоры со специалистами Октябрьской железной дороги. К проблеме подключились и городские власти. Но пока РЖД упирается: на пути от Москвы до Петербурга наш поселок не единственный. Я думаю, что ж/д просто боится создать прецедент, пойдя нам на уступки. Но мы продолжаем стоять на своем и добиваться установки шумовых экранов. –

Какова перспектива жилой застройки в поселке?

– Запланировано строительство 9 жилых домов, двух дошкольных учреждений и школы. Проект планировки утвержден. Пока нет нормальных подъездных путей к поселку – мы тормозим строительство коммерческой недвижимости. Но что касается жилья для расселения, то дома будут строиться согласно проекту.

– Когда будет решен вопрос с развязкой в сторону Лагерного шоссе?

– Развязка решила бы проблему всех поселков, находящихся по эту сторону железной дороги. Она просто необходима. Но пока проектирование расширения Петрозаводского шоссе приостановлено. Вдоль шоссе очень много домов, в том числе и частных. Нужно решать вопросы с расселением, с землей и т.д. Так что до решения имущественно-правовых отношений вопрос с развязкой отложен.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 4)

Елизавета Михайловна Короленко (в девичестве Носова) родилась в Ленинграде в 1926 г. Отец Михаил Михайлович работал на пивоваренном заводе «Вена», мама Ольга Емельяновна долгое время была помощницей по дому в семье высокопоставленного морского офицера, затем устроилась на завод «Светлана».

IMG 8357

В Соцгород (будущий п.Металлострой) семья Носовых – родители и две дочки (была еще младшая Зоя) переехала в 1931 г., когда здесь начали строить металлургический завод и давали жилье рабочим. Возводить производственные цеха приезжали со всей страны – из Саратова, Татарстана, Башкирии. Вскоре рядом с промышленной площадкой выстроили деревянные бараки: одно крыло – для одиноких, разделенное на три больших помещения, другое – для семейных, с отдельными комнатами. Первый класс Лиза Носова заканчивала в Усть-Ижоре, а во второй пошла уже в школу в Соцгородке – она располагалась на первом этаже жилого дома. Из-за тесноты помещений учились в три смены. Через год, в 1936-м, завод выстроил каменное административное здание, а деревянный дом ИТР отдали под школу.

«Мы жили в деревянном бараке до апреля 1942 года: мама, папа и я с 11-летней сестрой Зоей, – вспоминает Елизавета Михайловна. – Когда замкнулось кольцо блокады, мы оказались на передовой, мимо нас в сторону Московской Славянки постоянно шли войска. Так жалко было наших солдатиков! В сильные морозы ноября – декабря 1941-го они еле передвигались: в худых шинельках, обессиленные – им всего по 400 г хлеба в день выдавали…

В нашем бараке они останавливались на ночь, грелись. До войны мы держали хозяйство, корову зарезали в июле 41-го. Осталось много сена – оно очень пригодилось нашим военным, ведь всю технику тогда перевозили на лошадях, машины можно было пересчитать по пальцам. Солдат мы угощали лепешками из дуранды – прессованного жмыха, остававшегося после отжима семян».

Первое боевое крещение жители Соцгородка приняли уже в июле 1941-го. Обстрел был страшный. Прятаться некуда – бежали из бараков в поле, но и там фашисты из пулеметов добивали безоружных жителей. Первых жертв оплакивали все вместе. Тогда еще никто не знал, что смерть скоро станет для них привычной – многие похоронят и родителей, и детей… Фашисты стреляли с Пулковских высот каждый день. Им вторили наши военные корабли, стоявшие на Неве. Соцгород пытался выживать между двух огней. «Один раз в окно влетел осколок, – вспоминает Елизавета Михайловна. – Пробил стекло и застрял в стенке. А мы с сестрой под столом прятались, бежать было некуда».

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 4)

Никогда не знаешь, какой урок тебе преподаст знакомство с новым человеком. Идешь на встречу, представляешь себе собеседника, проговариваешь про себя вопросы и, чаще всего, заранее угадываешь ответы. Ну, например, в сегодняшней моей ситуации. Договорилась об интервью с молодой женщиной, матерью троих детей. Все вместе с мужем они живут в коммуналке и пытаются улучшить свои жилищные условия. О чем может быть разговор? Редакция, зная об их сложной «коммунальной» ситуации, хочет помочь, как это делает в подобных случаях. Значит, наша беседа будет, в том числе, и о проблемах…

3434

Разве могла я предположить, что выйду из маленького кафе у вокзала, где мы разговаривали, с легкостью, радостью и, если хотите, чувством зависти – белой, конечно?! Настя Мухамеджанова, которую читатель уже знает по ярким остроумным материалам на страницах нашей газеты, совсем не тянет на «маму с опытом». Тоненькая, невысокая – на вид года 24. На самом деле в 24 она уже родила свою старшую дочь Алену, которой сейчас восемь.

Пока Алена на занятиях в музыкальной школе, а средняя – Алиса – в детском саду, Настя нашла время для встречи со мной. И здесь ее сопровождает самый маленький член семьи – восьмимесячный Алексей. – Видите, в нашей семье все на «А», – улыбается Настя. Улыбка вообще ее визитная карточка. – Анастасия, Алена, Алиса, Алексей и мой муж Артем. Со своим будущим мужем Настя познакомилась в Петергофе, в студенческом общежитии. Артем приехал учиться из Челябинска, Настя – из Петрозаводска. Через два месяца поженились. Первым съемным жильем молодой семьи был деревянный домишко с удобствами во дворе; потом жили в общежитии.

А когда подкопили денег, купили комнату в коммунальной квартире в поселке Понтонный – свои первые собственные 19 кв. метров. Пока живут в этой комнате впятером, но вскоре ожидают новоселье: Артем делает ремонт в двух комнатах другой коммунальной квартиры, которые супруги приобрели, воспользовавшись детским капиталом. В нашей стране существуют два стереотипа многодетных семей. Одни – счастливые, получившие помощь от государства, разместившиеся в многокомнатных квартирах, наполненных детскими игрушками, двухъярусными кроватками, книжками и игровыми приставками. Таких не много. Про них показывают репортажи в новостях по центральному ТВ.

Другие – несчастные, ютящиеся в крошечных комнатах, где места не хватает не только для игрушек и кроваток, но и для нормальной мебели и одежды. Таких больше, и их показывают в ток-шоу у Малахова и Гордона. А студия только гудит: «И чего рожали, раз условий никаких?!». Настя и Артем ломают все стереотипы. И им в спину тоже соседи бубнили: «Куда еще ребенка, если жить негде?». Но Настя жалеет лишь об одном – раньше бы встретить Артема, раньше пожениться и раньше рожать – детей бы уже больше было! И это при том, что рядом ни бабушек, ни дедушек, ни теть, ни дядь! Все родственники далеко, и у всех свои заботы. Вспоминаю себя и своих подруг в этом возрасте – времени катастрофически не хватало ни на что, и если бы ни родители…

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 4)

Анна Леонидовна показывает на сервиз под стеклом стенда. Большие белые чашки и блюдца, украшенные изображением ордена Александра Невского:

– Сервиз сделан на заказ и расписан питерским художником по просьбе нашего директора. Точно такой же был подарен членам эскадрильи «Нормандия – Неман», когда мы встречались с ними в Руане.

С Анной Леонидовной Потишней, исполняющей обязанности директора школы № 400 в поселке Понтонном, мы рассматриваем экспонаты школьного музея. Он является гордостью не только учебного заведения, но и всего поселка. Музей, созданный в 1995 году, известен и далеко за пределами района. Он, кстати, занимает первое место среди всех школьных музеев города.

– Почему именно «Нормандия – Неман»? – удивляюсь я.

– Потому что среди летчиков легендарной эскадрильи есть кавалеры ордена Александра Невского. А наша школа носит имя этого русского героя. У нас целый зал посвящен «Нормандии – Неман».

Конорева Т.Ф. вместе с детьми в школьном музее

Я следую за собеседницей, с интересом изучая экспонаты, собранные в зале под двумя государственными флагами – советским и французским. На ум приходят слова поэтессы Юлии Друниной: Обелиски застыли сурово. Охраняя усталых солдат, Стиснув пальцы, французские вдовы Рядом с русскими молча стоят. Мы ничего не позабыли: Вовеки в памяти у нас, Та рыцарская эскадрилья, Что в русских небесах дралась.

А Анна Леонидовна продолжает тем временем меня удивлять.

– Вы знаете историю любви летчика эскадрильи «Нормандии – Неман» и русской девушки? Летчик Саша Лоран познакомился с русской девушкой, когда эскадрилья базировалась в Туле. Французы ходили на танцы в местный Дом офицеров. Там Саша приметил местную девушку Риту (на фото справа) . Они танцевали вальс, когда он сказал ей: «Вы – девушка моей мечты!». А во время следующего танца она ответила: «Вы – герой моего романа!». Любовь с первого взгляда. Третий тур вальса завершился предложением руки и сердца французского офицера и согласием красавицы-тулячки. Конечно, русские девушки не так просты. Рита поставила перед возлюбленным одно условие: «Сначала сверни рога Гитлеру!». – Всего-то? – улыбнулся Саша в ответ. И пообещал: «Будет сделано!». Летом сорок пятого года Саша Лоран приехал в Тулу, отыскал Маргариту и доложил: «Ваше условие выполнено, мадам!».

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 4)

В воскресенье, 21февраля, студия КОМПАС в очередной раз выехала в Шапки на «Лыжной стреле». Коллектив решил посвятить время пешей прогулке по окрестностям Шапок. Нашим экскурсоводом стал Иван Юрьевич Бородатов, человек молодой, но образованный, прекрасно знающий историю Шапок. Вот что он нам поведал.

БАЛАШОВУ ОТ ЖИТЕЛЕЙ ШАПОК

«Шапки получили свое название от песчаных холмов определенной формы. Примерно 4,5 тысячи лет назад по этой местности проходил ледник, и, когда он отступал и таял, образовывались водные потоки. Они создавали циклическое движение воды, которая наносила песчаные холмы, со временем поросшие сосновыми лесами. Местные жители нашли в них сходство с традиционными новгородскими головными уборами. Отсюда и пошло название Шапки.

Первоначально здесь проживали финно-угорские племена, кривичи, вепсы. Местность эта была достаточно конфликтная, часто переходила из рук в руки. В какой-то момент она была присоединена к Новгородскому княжеству и вошла в состав Вотской пятины. Во времена Новгородского владычества на этих территориях обострился конфликт с западными соседями Руси. Мы их знаем, как варягов. Это было обобщающее название для датчан, норвежцев, шведов – кого угодно, кто совершал набеги на землю русскую.

Во времена Новгородской республики воины шли сюда уже совсем по другим причинам. Конфликт на этих землях был не только территориальный и политический, но и религиозный. Новгородцы избрали православие, а те же шведы, которые на эти земли приходили, были католиками и считали новгородцев даже не язычниками, а еретиками, извратителями истиной веры. Они несли сюда католичество, и эти бесконечные шведские походы зачастую были инициированы Папой Римским, по сути являясь Крестовыми походами. Буквально в 20 верстах от Шапок состоялась знаменитая битва, в которой 17- летний новгородский князь Александр одержал знаковую победу, чем прославился и получил приставку к своему имени – Невский.

В наше время Невскому иногда пеняют, что он был несколько лоялен к монголо-татарам. Но ему приходилось делать выбор: у Руси тогда было две напасти - католичество и татары. Бороться на два фронта он не мог, а потому решил договариваться с монголо-татарами, потому что они были веротерпимыми, не навязывали свои религиозные убеждения покоренным племенам. Да и войск татарских в этих местах особо и не бывало. Сюда приезжали баскаки и собирали дань. Да, Новгород платил дань, но это позволяло новгородцам успешно отбивать атаки католиков, шедших сюда, чтобы уничтожить православие и принести свою веру.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 4)

История оседает в ее хранилищах – музеях. Город, в котором чтят деяния предков, вправе располагать возможностью донести ее до потомков.

скан 004

Кто не знает о знаменитом Музее истории Ижорского завода (МИЗ), где отражены и оберегаются все вехи развития и жизни старейшего градообразующего предприятия Колпина! Свои собрания реликвий есть и на других предприятиях, в организациях и в школах района. Каждое из них чем-то примечательно. На их базе проводится интересная краеведческая и патриотическая работа, имеющая огромное значение для воспитания и образования.

Сегодня многие понимают, что город Колпино достоин исторической памяти. Богат событиями – в том числе еще более древними! – и Колпинский район. В Усть-Ижоре место битвы Александра Невского со шведами (15.07.1240). Вклад усть-ижорцев в Северную войну отмечен памятником, сооруженным «повелением благочестивейшей самодержавнейшей великой государыни императрицы Екатерины Вторыя в память усердия села Усть-Ижоры крестьян, добровольно нарядивших с четырех пятого человека на службу Ее Величества и Отечества во время Свейской войны. 1789 г. июня 15-го дня». В связи с этим удивляет, что наш район с населением в 185 тысяч человек единственный в Петербурге, который не имеет своего краеведческого музея. На это можно было бы закрыть глаза, но здоровая зависть не позволяет. Почему крохотный 20-тысячный городок Козьмодемьянск в сердце России сподобился создать их целых четыре? Да еще каких интересных (!): купеческого быта, художественно-исторический, этнографический под открытым небом, Остапа Бендера.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 3)

В конце прошлого года руководитель Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский сообщил о том, что в России зарегистрирован 1 000 000 ВИЧ-инфицированных. На фоне всеобщей благости и коллективной тишины разнообразных СМИ по столь злободневной теме, прозвучало это шокирующе. За 29 лет, которые прошли с первого зафиксированного в России случая, мы привыкли к проблеме ВИЧ/СПИД настолько, что перестали думать о ней и обращать внимание. И вот эта справка… Главный врач Республиканской клинической инфекционной больницы Евгений Евгеньевич Воронин уточняет, что ныне живущих 740 000 человек. Это значит, что 260 000 уже умерли. Наше интервью сегодня, как вы уже догадались, с Е.Е.Ворониным, который с прошлого года является еще и главным внештатным специалистом по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава России.

Воронин 1

– Евгений Евгеньевич! В конце 1990-х – начале 2000-х годов мы, журналисты, работавшие в плотном контакте с врачами-инфекционистами и специалистами СПИД-центров, в публикациях старались развеять страх перед СПИДом, объяснить, что ВИЧ и СПИД – это не одно и то же; что инфекция не передается через рукопожатия и поцелуи и что ВИЧ-инфицированных людей ни к чему изолировать и помещать в специальные лагеря. А слухи о том, что в некоторых городах специально заражают людей, укалывая их зараженным шприцем, — не более чем фобия, ведущая к дискриминации. Но в последние годы мы столкнулись с совершенно новой реакцией на проблему: СПИДа нет, говорят. Многие утверждают, что это выдумка врачей, с одной стороны, с пациентов выкачивающих деньги на лечение, а с другой – с государства на разработку вакцин и финансирование терапии. Как вы это прокомментируете?

– Впервые я столкнулся с людьми, отрицающими существование ВИЧ-инфекции еще в начале 1990-х годов, когда наш Центр стал оказывать помощь детям, зараженным ВИЧ-инфекцией в детских больницах Элисты, Ростова, Волгограда. Это был очень тяжелый период. Количество антиретровирусных препаратов и их эффективность были крайне ограничены. Мы вместе с родителями боролись за каждый месяц жизни этих детей.

Уже тогда появились две группы людей: в первую входили те, кто предлагал чудодейственные лекарства, мгновенно избавляющие от СПИДа, а во вторую – те, кто утверждал, что ВИЧ-инфекции не существует. Обе группы объединяло желание выделиться, выглядеть оригинальными, привлечь как можно больше внимания прессы. Трагические последствия, к которым приводили высказывания их представителей, последних не волновали, ведь они не касались их лично. СПРАВКА: Движение по отрицанию ВИЧ/СПИДа (англ. AIDS/HIV denialism) отрицает общепринятую доказанность того, что вирус иммунодефицита человека является инфекционным агентом ВИЧ-инфекции. Некоторые из участников движения отрицают факт существования и выделения ВИЧ, а СПИД признают результатом различных факторов неинфекционной природы. Участников движения иногда называют «ВИЧ-диссидентами».

В 1996 году в лечении ВИЧ-инфекции произошли «революционные» изменения, когда доктор Дэвид Хо предложил высокоактивную антиретровирусную терапию, позволившую перевести ВИЧ-инфекцию из смертельных в управляемое хроническое заболевание. Высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) позволила спасти жизни миллионов людей. Но для людей, которые отрицали существование ВИЧ-инфекции, за эти 25 лет ничего не изменилось. Для них не существует научных открытий, данных клинических исследований, историй людей, которые отказались от лечения, что привело к трагическим последствиям. По-прежнему главное – выделиться, обратить на себя внимание… Несмотря на цифры, факты, исследования, многолетний опыт врачей и Нобелевскую премию за открытие вируса, те, кто отрицает существование ВИЧ, встречаются и среди моих коллег во всем мире. Справка: В 2008 году Франсуаза Баре-Синусси (Francoise Barre-Sinoussi) и Люк Монтенье (Luc Montagnier) получили Нобелевскую премию за открытие вируса иммунодефицита человека первого типа (ВИЧ-1). Они обнаружили вирус, активно размножающийся в увеличенных лимфатических узлах пациентов на ранней стадии ВИЧ-инфекции, а также в крови пациентов на поздней стадии заболевания. На основании структурных, биохимических и иммунологических свойств этого ретровируса был выявлен первый лентивирус человека. ВИЧ разрушает иммунную систему человека, стремительно размножаясь в организме и разрушая клетки лимфоцитов. Это открытие лежит в основе современных знаний о биологии заболевания и антиретровирусном лечении. Я часто вспоминаю случай, когда женщина отказалась принимать терапию, посмотрев телепередачу с таким лекарем. ВИЧ-инфекция передалась женщине от мужа, который заразился тремя годами раньше. Что это была за программа, на каком канале, кто в ней выступал и как он спокойно продолжает жить — не знаю. Только женщина обратилась к нам слишком поздно, и спасти ее не удалось. А муж, который не переставал принимать препараты, один воспитывает теперь двоих детей. Не представляю, что надо было сказать с экрана, что убедило их мать бросить лечение. Но она всё время стоит у меня перед глазами.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 3)

Есть в жизни боль и правда, которые нельзя держать в себе. Хочется донести до людей то, что не успели досказать многие из тех, кого уже нет рядом. Эту трудную задачу берут на себя родные – повзрослевшие дети, внуки, осознавая, что не должны вот так просто исчезнуть славные дела целых поколений, их нелегкая жизнь, страдания. Не могла не рассказать о родных русских мужиках из обычной сибирской семьи, положивших свои юные жизни на плаху Великой Отечественной войны, жительница Колпина Раиса Алексеевна Юрченко. Предлагаем вниманию читателей ее рассказ.

скан 002

Я родилась в 1940 г. Жили мы в Сибири, в Братске. В самый канун вой- ны, в июне 1941 г., моего отца, Алексея Николаевича Яковкина 1915 года рождения, призвали в Красную Армию. Отправили служить под Ленинград. Через месяц он принял присягу в 480- м гаубичном полку, там и застала его война. Таким образом, ма- ленькой он меня видел очень короткое время. Конечно, я папу не запомнила. Только позже из рассказов матери и когда он вернулся с фронта, уже после окончания войны, я обо всем узнала подробнее.

В 1942 г. отца перевели разведчиком в 1224- й артиллерийский полк РГК (резерв главного командования) на Калининский фронт. Отец был очень смелым и решительным. Первый орден Отечественной войны II степени он получил, когда притащил на себе плененного им немца-«языка». Словно бог берег. Бывало, сидят они все в блиндаже. Надо сходить за водой. Выйдет, а когда возвратится – блиндаж разбомбили. И эта мистика на войне присутствовала постоянно. Вот что писал в письме его командир дивизиона Леонид Николаевич (к сожалению, фамилия написана неразборчива): «Но вот сейчас, когда вспоминаешь пройденный путь, смотришь вроде со стороны, то прямо диву даешься: как же это так, что живыми остались? Всю войну провоевали на передовой. Пойдем в бой с пехотой – у них через 5–6 часов от 300 человек остается 18–20, а наша передовая группа вся цела. Да, что греха таить, иной раз и не нужно было бы, а лезли прямо к чер- ту на рога – и целыми оставались».

Всё-таки мой отец был неоднократно ранен. В октябре 1943-го он был ранен в левую руку. В декабре еще ранение и контузия, осколок попал в голову (что позже сказалось – у отца был поражен головной мозг, умер в 1986 г.). Несмотря на ранения, он продолжает воевать. Их воинская часть была одной из первых, кто прорывал блокаду Ленинграда. После снятия блокады его направили в Москву. Вернулся в звании старшего полкового разведчика в 1104- й артиллерийский минометный полк 1-го Прибалтийского фронта. Затем был переведен на 2-й Прибалтийский фронт. В звании старшины дошел до Восточной Пруссии. Руководство высоко оценило его военные заслуги, и ему был присвоен еще один орден – Славы III степени. Награжден также медалями: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». И, конечно, у него еще и множество юбилейных наград.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 3)

Лица, отбывавшие наказания в исправительных колониях, за глаза именуют начальника исправительного учреждения «хозяином». Так, в песнях, что звучат на радио «Шансон», частенько упоминается «хозяин, который дал кому-либо расчет». В переводе на общепринятый язык это словосочетание обозначает, что заключенный освободился из мест лишения свободы. Если говорить о начальнике Колпинской воспитательной колонии для несовершеннолетних преступников полковнике внутренней службы Владимире Ивановиче Ивлеве, то он скорее похож на строгого и любящего отца…

5da11afdcaf2f1c4ec988c19197a63fb 530 0 0

Владимир Иванович Ивлев родился в Воронежской области в 1974 году. Хорошим гражданином прежде считался тот, кто на первое место в своей жизни ставил интересы производства, на котором трудился. Тот же, кто пробовал поставить на первое место интересы своей семьи, автоматически причислялся к носителям частнособственнической идеологии. Львиная доля забот по воспитанию подрастающего поколения была в восьмидесятые годы прошлого века переложена на плечи общественных организаций, которые, надо заметить, не всегда плохо со своей задачей справлялись. Если бы не один существенный нюанс…

Общественное воспитание если не исключает вовсе, то мало внимания уделяет такому понятию, как тихие семейные вечера, в ходе которых каждый член семьи, невзирая на свой возраст, имеет право не только высказаться, но и быть услышанным. Из-за невозможности быть услышанными в кругу своей семьи, подростки сбиваются в неформальные группы, которые, если говорить о городах, чаще всего собирались в подвалах новых блочных многоэтажек, в сельской же местности местом подобных посиделок могли стать лесные поляны или заброшенный деревянный сарай. В ходе подобного общения мальчики-подростки – помимо бесед о наболевшем – могли успешно реализовать свою потребность в дружбе. Ведь без дружбы жизнь нормального пацана становится пустой и ненужной. Да и вопрос «С кем дружить?» подросток в таких группах всегда решал сам. Так он осваивал привычку быть самостоятельным. Но без проказ жизнь подростка немыслима так же, как и без дружбы. Лидерство в подобной неформальной группе рано или поздно занимал тот подросток, который вовсе не имел понятия о родительском тепле: оба его родителя, если говорить о городе, вполне могли находиться в местах лишения свободы. А деревенский подросток мог оказаться заброшенным по причине пристрастия его родителей к алкоголю. Становясь лидером неформальной группы, такой подросток реализовывал не только свое право на дружбу, но и право на реализацию родительских чувств, выражавшихся в желании руководить другими. И на этом этапе чисто детские проказы могли превратиться в уголовно-наказуемые деяния. К примеру, если стащить в магазине пачку махорки или угнать от магазина новенький мопед

…Владимир Иванович никогда и нигде не скрывал того, что в подростковом возрасте сам был членом неформальной группы, которая не колола старушкам дрова и не переводила стариков через дорогу, а совершала поступки, за которые в те времена вполне можно было угодить «в холодную». В огромных успехах, которых сегодня сумело добиться вверенное ему учреждение, хорошо просматривается знакомство Владимира Ивановича с чувствами и настроениями тех, кого называют трудными подростками. В те теперь уже далекие времена директор Петровской школы частенько пугала Владимира детской колонией. Пророчество директрисы сбылось – с той лишь разницей, что Владимир Иванович не сел в исправительную колонию, а возглавил ее. И отнюдь не на правах криминального авторитета, а в качестве полковника внутренней службы УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Правда, до того как стать начальником исправительной колонии у нас в Колпине, Ивлев отслужил срочную службу в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации и в 1994 году стал начальником роты охраны исправительно-трудовой колонии № 3 Управления исполнения наказаний Воронежской области. За пятнадцать лет дослужился до звания майора внутренней службы, занял должность заместителя начальника охраны колонии. Нет ничего удивительного в том, что за 15 лет беспорочной службы ему стал знаком не только каждый уголок самой колонии, но и черты характера всех «сидельцев». Более того, знакомы ему были и все жители прилегающих к колонии населенных пунктов. Обладая подобной информационной базой, можно, не уповая на чудо, добиться в своей работе весьма заметных результатов. Успехами Владимира Ивановича заинтересовалось высокое начальство. В качестве человека, сумевшего убедить Владимира Ивановича перебраться в Северную столицу, выступил начальник УФСИН РФ по СПб и ЛО. Главный аргумент, который использовал в своей беседе с майором Ивлевым генерал-лейтенант, заключался в том, что свой огромный человеческий и служебный потенциал Владимир Иванович сможет полностью реализовать лишь в рамках субъекта Российской Федерации, каковым является Санкт-Петербург.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 3)

Как-то много лет назад, украшая свою комнату, я развесила на белой стене небольшие репродукции. На картинках – ничего конкретного, мешанина разноцветных фигур. Но какие-то они были добрые, яркие, солнечные. Их хотелось изучать. Они успокаивали.

фото дети copy

Чьи это работы? – завороженно спросила подруга, внимательно рассматривая каждую из картин в простых деревянных рамочках. Подруга закончила художественное училище, она увлекалась Климтом и Ван Гогом. – У них такая энергетика... Такая... Космос просто! – продолжала она, переводя взгляд с одной репродукции на другую. – Так и есть! – ответила я. – Это рисунки детей с синдромом Дауна. Говорят, они слышат космос. А еще говорят, что такие дети рождаются для того, чтобы сделать нас добрее. Я вспомнила эту историю, когда подходила к центру социальной реабилитации инвалидов и детей-инвалидов Колпинского района «Поддержка» на улице Красной.

Центр был открыт в 2001 году благодаря тесному сотрудничеству между администрацией Колпинского района и общественным объединением «Колпинцы» во главе с председателем Г.Н.Байковой. И был одним из первых подобных центров в Санкт-Петербурге. А нынче ему уже исполняется 15 лет. Сегодня в составе Центра 10 отделений. Его специалисты работают как с детьми-инвалидами, так и со взрослыми инвалидами трудоспособного возраста. В первую очередь директор Центра Ольга Николаевна Назарова знакомит меня с отделением раннего вмешательства (ОРВ). Несмотря на то, что работает оно всего 5 лет и является самым молодым отделением, у него уже есть определенные достижения. Думаю, наша беседа с его заведующей Еленой Анатольевной Гречиной и ее коллегами – специалистом по реабилитации Лидией Георгиевной Ивановой, психологами Натальей Леонидовной Зверьковой и Владимиром Анатольевичем Башкиревым – будет интересной и полезной для наших читателей.

Корр.: Елена Анатольевна! Как к вам попадают те, кто нуждается в помощи специалистов?

Е.Гречина: Родители детей, нуждающихся в нашей помощи, узнают о нас по-разному. Большинство получает информацию в отделе социальной защиты населения Колпинского района, кто-то – от своих друзей и знакомых, кто-то – от участкового педиатра. Для зачисления в Центр, родители должны иметь индивидуальную программу получателя социальных услуг, выдает ее отдел социальной защиты населения.

Корр.: Чем занимается ваше отделение и с какими именно детьми вы работаете?

Е.Гречина: Это дети с самыми разнообразными диагнозами: с нарушением слуха, зрения, с сахарным диабетом, различными генетическими синдромами, детским церебральным параличом (ДЦП) и др. Мы занимаемся социальной абилитацией, т. е. формированием отсутствовавших у детей способностей к бытовой, социальной, общественной и иной деятельности. Заниматься с детьми младенческого возраста можно только через маму; реже в этот момент подключаются папа малыша и другие члены семьи. Наша задача – донести до родителей тот факт, что чем раньше ребенок получит помощь в развитии различных навыков, тем успешнее пойдет его дальнейшая жизнь. Кормление, переодевание, прогулки с малышом – это не только уход за ним, а еще и развивающая деятельность. Мы учим тому, что надо говорить с малышом, объяснять то, что вы делаете, научиться наблюдать за ним и понимать его потребности. Как и многие специалисты, работающие с детьми, имеющими нарушения в развитии, мы считаем, что их жизнь должна быть как можно более приближена к жизни обычного ребенка. Конечно, детям, занимающимся в нашем отделении, понадобится для этого больше сил и времени, а их родителям – терпения, внимания к своему ребенку и веры в него. В то время как наша задача – помочь, подсказать, показать и научить.

(Продолжение читайте в свежем выпуске газеты "ОКНО" № 2)

Реклама в газете: будь в фокусе читателя