Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Главная Тема недели ЧУЖОЙ БОЛИ НЕ БЫВАЕТ

Нелли Ивановна ПАНОВА по праву стала Человеком года 2013. Уже во второй раз в Петербурге был организован конкурс на звание «Лучший чиновник». В течение трех месяцев жители города и Ленинградской области выдвинули на конкурс 30 государственных и муниципальных служащих. Более 75 тыс. человек приняли участие в открытом голосовании на сайте конкурса. Лауреатами 2013 года стали четыре чиновника. В их числе начальник отдела опеки и попечительства местной администрации муниципального образования г.Колпино Нелли Панова.

– Для меня это самая дорогая награда, потому что за мою кандидатуру голосовали простые люди, наши колпинцы, – сказала Нелли Ивановна после награждения.

– Нелли Ивановна, слышали новость? – говорю я при нашей очередной встрече.

– Дума собирается закон принять о применении уголовного наказания за незаконное изъятие ребенка из семьи – до 8 лет лишения свободы.

Моя собеседница замерла от неожиданности. За сорок лет работы с детьми она всякое повидала, да и мне немало житейских историй поведала. Уж к кому-кому, но вот конкретно к ней, почти двадцать лет возглавлявшей отдел опеки в крупном и сложном Колпинском районе, такие суровые меры никак не отнести. Но Пановых-то среди чиновников – единицы… Никогда не слышала, чтобы Нелли Ивановна кого-то осуждала, обвиняла, скорее наоборот, – она жалела, сочувствовала, пыталась разобраться в причинах чужой семейной драмы и всегда искала любую возможность хоть чем-то помочь. Нелли Ивановна часто вспоминала о годах своей учебы в Педагогическом институте им.Герцена как о самом счастливом времени жизни. Училась на педагога-психолога. Не думала тогда, сколько психологических портретов преподнесет сама жизнь.

И еще она с особой благодарностью помнит замечательного профессионала своего дела Олега Ермолаевича Лебедева, возглавившего Комитет по образованию в середине 1980-х годов и организовавшего курсы повышения квалификации по системному подходу в сфере образования. Со всех районов города набрал 48 специалистов, в их число попала и Нелли Панова. К тому времени Олег Ермолаевич два года прожил в Англии и делился со слушателями своим опытом, наблюдениями и выводами. Он сообщал такую «закрытую» информацию, которая поражала своей откровенностью и несовпадением с советской статистикой тех лет, далекой от истины. Говорил такие, казалось бы, простые и доступные для понимания каждого вещи о том, что нельзя подражать Западу и брать на вооружение зарубежный опыт во всем, без оглядки. Надо сохранять свои национальные корни, свой генетический материал. И главное: надо научиться так любить себя, чтобы уметь уважать других… Позже Нелли Ивановна, уже закончив Академию госслужбы, помнила о лекциях Лебедева как о руководстве к действию… Но «сохранять корни» получалось далеко не всегда …

Как известно, профилактическую работу в трудных семьях призваны вести социальные службы, которые и должны выявлять такие семьи, нуждающиеся в помощи. А в отделе опеке и попечительства местной администрации на особом учете состоят 120 семей, в которых отношения уже столь хрупкие, что могут рассыпаться по любой причине. Полномочия отдела опеки таковы, что он наделен властью определять – сохранить семью или разрушить, изъяв из нее детей. Именно изъятие становится зачастую последней каплей в разрушении семьи. У начальника отдела опеки Пановой – свои дети, еще свежи в памяти воспоминания об их болезнях, о пролитых слезах и бессонных ночах. Она даже представить себе не может, как мать сможет пережить разлуку с родным ребенком. Поэтому трагедию каждой из 120 подопечных семей переживает как свою. Стоит ли удивляться, что для многих из проблемных семей ее отдел – это спасательный круг, с помощью которого есть надежда выплыть даже в самой сложной ситуации.

Нелли Ивановна, при любой возможности, старается сохранить эту хрупкую ячейку общества, нуждающуюся во всеобщей поддержке. Житейских историй – с печальным и радостным концом – в архиве Пановой великое множество. Как трудно живут люди… Однажды при нашей встрече она сказала вдруг: «Ты знаешь, как трудно живут люди...» Она не спрашивала… Сказала вроде как про себя, но с такой внутренней болью, что сразу стало понятно – сейчас она опять думает о чьей-то горестной судьбе, как будто каждая касается ее лично. Она знает адреса всех своих подопечных наизусть. Вот молодая мама живет с ней почти по соседству. Осталась без родных, будучи школьницей. Попала в интернат.

– И вот что интересно, – рассказывает Нелли Ивановна, – у девчонки вдруг раскрылись такие таланты, каких за ней раньше не наблюдалось! Хорошо, что квартира родительская сохранилась. Теперь и сама уже мама… Как-то Нелли Ивановна рассказала о самом первом случае в своей практике, когда ребенка пришлось у мамы забирать. Было это в частном доме в п.Усть-Ижора.

«И что же сталось с той девочкой», – интересуюсь я.

– У меня до сих пор перед глазами грязный шерстяной платок, в котором Варенька лежала на полу… И мама – пьяная… Вареньку в приют тогда отвезли. Потом родственники под Новгородом нашлись, забрали ее, слава Богу. А мама спилась совсем. Умерла…

– А как решился вопрос у родителей, которые три года за дочку судились? – вновь интересуюсь я, вспоминая другую историю о родителях-алкоголиках, у которых ребенка забрали в детский дом. Родители прошли курс лечения, «завязали» с алкоголем, но уже три с лишним года ходили по судам, чтобы вернуть ребенка в семью. – Представляешь! В суде Московского района проходили одновременно два процесса: в одном зале рассматривался иск родителей на восстановление их в родительских правах, а в другом – назначенный опекун хотел эту же девочку удочерить!.. Зачем было при живых родителях отдавать ребенка чужой, причем, одинокой женщине, я не понимаю… Я написала ходатайство, конечно, в пользу родителей.

– И что же с ними сталось в итоге?

– До сих пор не могу узнать. Уже несколько раз пытаюсь их навестить, – дома никого нет… Жаль их, ужасно. Мамочка, такая маленькая женщина, худенькая. Помню, как искренне признавалась, что сама не может бросить пить… И вот ведь, бросили, хотят жить семьей. И ребенок так хотел домой. Но нельзя же столько времени людей мучить…

В общем, получается: если ребенка изъяли из семьи, то вернуть его обратно чрезвычайно сложно. Это только в теории на самом высоком уровне призывают сохранять семью, а на деле – примеры из самой жизни…

Но есть у Нелли Ивановны и другая история. Людмила приехала в Петербург издалека, из-за Урала, поступать в институт. Не удалось. Большой город – большие соблазны. Закрутилась в любовном вихре... У Люды и Сергея родилась дочь. Но девочку в роддоме не отдали маме: не было у той ни жилья, ни прописки… За дочку молодые родители боролись вместе, и это их только сблизило еще больше. Ирина съездила домой, привела свои документы в порядок. Вместе выполнили, казалось, невыполнимые условия! Молодые родители купили комнату в общежитии, сделали ремонт. Ребенка забирали через суд – долго и упорно. И за них поручилась Нелли Ивановна, зная, сколько им пришлось пережить – обо всех перипетиях в двух словах и не расскажешь… Но она им поверила. Теперь у них в доме – и любовь, и счастье. Люда часто повторяет: «Нелли Ивановна, мы за Вас Бога молим!..» Да и не одиноки они в своих молитвах. Скольким семьям помогла Панова, сколько судеб прошло через ее сердце и ранило душу… Лихие девятостые...

– Начало 1990-х – это время многих семейных трагедий, – вспоминает Нелли Ивановна. – Сколько семей осталось и без работы, и без жилья. Ловкие маклеры «разводили» доверчивых людей: давали задаток и получали за бесценок хорошие квартиры в обмен на коммуналки на окраине. Например, на Загородной улице. В этом депрессивном районе, который имеет историческое название «Балканы», оказалась и очень достойная семья, интеллигентная. Глава семейства был до этого известным спортсменом. Но очень быстро кончились деньги за хорошую квартиру, а будущее – без перспектив. Так же быстро в семье «поселился» алкоголь. Отец семейства трагически погиб, став жертвой местной шпаны. Мать уже катилась по наклонной... Так Рома остался один. Учился в 10-м интернате в п.Понтонный для особых детей. Дальше его жизнь была безрадостна… Там же, на Загородной, жили две сестры с мамой и их сыновья. Дочки спились. Частые спутники тех коммуналок – алкоголь и туберкулез. От этой страшной болезни умер один из мальчиков – и это в XX веке… Второго – Сашу – определили в наш интернат № 27. Будущее – тоже не радостное. Таким бы оно и было, если б не встретились ребятам в жизни сердобольные люди.

– Саша постоянно убегал из интерната, – рассказывает Нелли Ивановна. – И куда бы вы думали?.. На свою Загородную улицу, в подростковый клуб «Z» к Наде Савиновой. Там ему было интересно. И он хотел учиться – на бухгалтера. Вот такая мечта. В Ижорском лицее такой профессии нет. Мы провели переговоры с нашим колледжем, и Саша поступил. Учился успешно. Пришло время идти в армию, а у него вдруг обнаружили туберкулез… Теперь лечится в Павловске. Но приветы присылает регулярно… А Рому удалось на работу устроить в Колпине. Может, всё еще у него сложится в жизни. Главное – дать шанс. Парень-то очень добрый, видный, красивый – весь в отца…

Ребята очень благодарны и Нелли Ивановне, и Надежде Владимировне, которые стали для них родными людьми. О самой Надежде Савиновой – директоре клуба «Z» на Загородной можно отдельный роман написать. Почетный житель города Колпино – такое высокое звание присвоено Муниципальным Советом ей в прошлом году. И по праву. Она заслужила и большее. Будучи депутатом местного Совета, Надежда Владимировна помогала колпинцам в самых сложных жизненных ситуациях, в том числе и в жилищных. Потому что всегда умела сопереживать чужой судьбе – сама прожила не простую жизнь. Колпинский школа-интернат № 27 и в ее судьбе сыграл ключевую роль. Придя сюда однажды воспитателем, она ушла… опекуном. Так у нее появились дети – сестры Минаевы. Одна из них Юля – теперь воспитатель в том же клубе. Но рассказ о Савиновой – это отдельная история. А вот ее клуб – настоящий кладезь фантазии и неиссякаемой энергии, от директора и до любого из сотен воспитанников. Напомним, что ул.Загородная – это промышленная окраина, один из самых позитивных центров которой – клуб «Z». И Савинова, и Панова для этих детей – люди далеко не посторонние… С колпинским интернатом у Нелли Ивановны тоже давние связи, и не только служебные, но и неформальные. Она вообще по долгу службы знает всех директоров всех питерских и областных интернатов, но колпинский на особом счету – у него своя, отличная от других история.

Но сегодня Нелли Ивановна сетует: еще лет 20 назад в Питере был всего один приют для брошенных детей, то теперь они есть чуть ли не в каждом районе города. Панова вспоминает, как в 1990-е годы, разрушившие немало человеческих судеб, началось активное усыновление детей-сирот иностранцами. В нашей стране рожать стали всё меньше, а сирот становилось всё больше. Для девяти детдомовцев Нелли Ивановна нашла новые семьи за рубежом. Связь держала со всеми новыми родителями. Бывало, те откровенно делились своим беспокойством, что дети-то их иногда… приворовывают. Что ж было делать, они детдомовские, привыкли к тому, что всё – общее и ничего своего. Но этот «изъян» был временным явлением.

– Помню, одна девочка в нашем интернате училась на двойки и тройки. А ведь Калифорнийский университет окончила, – вспоминает Нелли Ивановна. – Еще была история, когда очень хорошую девочку хотели удочерить иностранцы, а лучшую ее подружку – не брали. Так ведь и первая отказалась! Говорит: тогда и я никуда не поеду… Вот ведь дети какие…

Среди директоров нашего интерната были замечательные люди. Один из бывших директоров – Юрий Васильевич Непомнящий в те лихие годы стал президентом Детского фонда Санкт-Петербурга. Он многим питерским детдомовцам помог обрести семью, оставив о себе светлую память. Среди них и пятеро малышей, уехавших во Францию, благодаря международным связям колпинской учительницы французского языка Зои Федоровны Горбачевой. Какие удивительно теплые благодарные письма получает она от своих далеких друзей за неоценимую помощь. Наши российские дети смогли стать там достойными людьми…

А Зоя Федоровна – тот самый человек, которая, будучи начальником РОНО, учила Нелли Панову в своей чиновничьей работе поступать исключительно по совести. Нелли Ивановна никогда не изменяет этому правилу… Поступать по совести... Она не раз переживала личную утрату… В 2006 году у нее на руках от инфаркта скончался супруг Петр Петрович, когда они были в ее родной деревне Руднихино в Псковской области. Замуж она выходила 18-летней девчонкой за свою первую и единственную любовь. Именно супруг помогал ей в самые трудные минуты жизни, как она говорит, «не снимать розовые очки». Ведь ее работа продолжалась и после рабочего дня. К ним домой часто приходили те, кому нужна была ее помощь, приходили со своим горем и бедой, зная, что не откажет, поймет и найдет решение. Петр Петрович уходил в другую комнату, не мешал общению, а потом спрашивал: ну, как там, что случилось у Петровых-Сидоровых? И как ты решила поступить?.. Она переживала глубокую депрессию, потеряв любимого человека и опору в жизни. В отпуск в деревню решила ехать не одна. Компанию Нелли Ивановне согласились составить два брата – воспитанники колпинского интерната.

– Мы стали договариваться, как будем жить. Я говорю: ребята, я не люблю кашу есть. Они: и мы тоже! И я люблю спать долго. А они: и мы!.. Они сами вставали, готовили еду. Особо популярны были жареная картошка и блины. Как потом признались ребята – они так соскучились по домашней жареной картошке, жареному мясу и блинам… Жаль, что велосипед был только один на двоих… А как они говорили о своих родителях, кто бы слышал!.. Они так их любят – родителей, которые им ничего не дали хорошего в жизни… И такие ведь парни добрые и талантливые. Старший Артем поступил в Горный университет, а Толик – в педагогический колледж, и оба – танцоры, даже в Болгарии выступали, призы получали…

– Помню времена, когда интернат посещали наши ветераны, помогали чем могли, и еще находили семьи, где бы детдомовцы могли провести выходной день. Так, Филипповне приглянулся один мальчуган. Коле было лет 8. Уговорила она своего деда забрать мальчика вообще, под опекунство. Филипповна нашла его родителей, которые давно уже разбежались по разным городам. Поехала вместе с Колей знакомиться к родной матери, лишенной прав. Посмотрел он на свою пьющую маму и выбрал… Филипповну.

– Так и рос Коля у них. Дед помер, а Филипповну вскоре парализовало, – продолжает рассказ Нелли Ивановна. – Николаю было всего 20, но он пять лет ухаживал за своей приемной мамой. Сам. Один… Женился недавно. Хотят с женой ребенка усыновить. И знаешь, куда пошел работать? В милицию. Говорит, хочу людям помогать… Ее работа не укладывается в рамки рабочего времени. То с утра спешит навестить кого-то из подопечных, то вечером – узнать, всё ли нормально у них, чем можно помочь: бывает, даже памперсы, игрушки, одежда и обувь для детишек – тоже помощь. И все эти подарки собираются чуть ли не каждую неделю в ее маленьком кабинете. Особенно трудно многодетным и родителям с детьми-инвалидами. Вот, к примеру, на окраине Колпина живут бабушка, мама и девочка-инвалид. Ни в детсад, ни в школу им самим не добраться – ребенку трудно даже передвигаться. На общественном транспорте с пересадками да каждый день – никаких сил не хватит. Сколько раз пыталась Панова обратить внимание районных властей на эту проблему, организовать социальный автобус для таких детей, которых в районе немало. Но проблема так и осталась не решаемой… А ребенок так и существует в четырех стенах…

Она часто вспоминает Галину Байкову – основателя центра «Поддержка» на Красной улице, первого в Петербурге, где дети-инвалиды получили возможность общения друг с другом, где у родителей появилась надежда на возможность другой жизни, а не только в замкнутом пространстве своей квартиры, где по-прежнему есть праздники и дни рождения, где есть радость и поддержка. Мало кто знает, как Галина Николаевна переживала за будущее своего мальчика. Если бы вдруг она раньше ушла из жизни, сын-инвалид не смог бы выжить без нее. Это ее больше всего волновало. Судьба распорядилась так, что он ушел раньше… Ей страшно было даже представить, если бы случилось наоборот… Светлая ей память...

Окончание следует

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя