Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Март 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Главная Тема недели «КРАСНЫЙ БОР»: ЗАКРЫТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ

Наступает жаркое время года, и у многих колпинцев возникают опасения по поводу того – а не придется ли этим летом опять дышать едким дымом и рассматривать апокалиптические картины в виде черного шлейфа от горящих на полигоне «Красный Бор» отходов? Несколько крупных пожаров в могильниках особо опасных химических веществ, произошедшие за последние четыре года, вновь заставили всерьез задуматься, насколько целесообразно столь экстремальное соседство – пятимиллионный город и складируемая фактически под открытым небом «таблица Менделеева».

Ситуацию обостряет и отсутствие достоверной информации о том, что же действительно происходит на полигоне. Руководство ГУПП «Красный Бор» не очень-то жалует журналистов и граждан– налогоплательщиков, не балуя общественность выступлениями в СМИ. В отличие от чиновников и сотрудников полигона представители экологических организаций ведут активную разъяснительную  работу. В нашем распоряжении оказались данные доклада, подготовленного Санкт-Петербургским отделением Гринпис. Результаты анализа показали превышение допустимых концентраций в десятки и сотни раз по целому ряду опасных веществ — от фенолов до полихлорированных бифенилов. Проба была отобрана в апреле 2010 года из дренажной канавы вокруг полигона. Исследование проведено аккредитованной лабораторией – ЗАО «Центр исследования и контроля воды». По мнению Гринпис, ГУПП «Полигон «Красный Бор» является одним из крупнейших загрязнителей почвы, атмосферного воздуха, подземных и поверхностных вод в нашем районе.
Именно с этого заявления международной природоохранной организации мы начали разговор с директором полигона Александром Моисеевым, который дал эксклюзивное интервью газете «ОКНО».
– Александр Юрьевич, что Вы можете сказать по поводу данных, опубликованных Гринпис? Вам они известны?
– У полигона «Красный Бор» нет никаких сточных вод. Этого не может быть в принципе, так как это являлось бы нарушением закона. По периметру нашей территории расположены дренажные канавы, которые служат дополнительным барьером между картами с захороненными отходами и окружающей средой. Совместно с несколькими природоохранными организациями мы проводим мониторинг состояния дренажной системы, и никогда нарушений ПДК в таких количествах выявлено не было. Периодически ко мне поступает информация о том, что в Неве ниже по течению (кстати, Колпину в этом смысле повезло – Корчминский водозабор находится выше) обнаруживают то фенолы, то четыреххлористый углерод. И во всем винят, естественно, полигон «Красный Бор». Я бы полагал: необходимо на самом деле обратить пристальное внимание на промышленные предприятия, расположенные в этой зоне. Что такое, например, 4-хлористый углерод? В недавнем прошлом четыреххлористый углерод производился во всем мире в больших количествах в основном для последующего изготовления хладагентов в холодильных установках, а также в качестве пропеллента в аэрозолях. Кроме того, четыреххлористый углерод активно применялся  в качестве чистящего вещества в химчистках и как пятновыводитель в быту, использовался в огнетушителях и как инсектицид. Четыреххлористый углерод также нашел применение в качестве растворителя при производстве масел, технических жиров, лаков, смол, мыла, при изготовлении кабелей и полупроводников, а также в качестве каталитической среды при производстве полимеров.  Поэтому я предлагаю посмотреть вокруг. Как расположенные в нашем районе промышленные предприятия обращаются с такими и подобными им отходами? Как обеспечены их производства очистными сооружениями? Работают ли они? Есть ли вообще?
– Какие вещества в принципе принимает полигон?
– Это химические отходы              1–4-го классов опасности. В общей сложности более 160 наименований (согласно российскому кодификатору отходов). И среди них, кстати, немало тех, которые мы используем в своей повседневной жизни и даже не задумываемся об их влиянии на окружающую среду. Так, например, жидкость для омывателя – это вещество 2-го класса опасности. Опасным оно становится, когда применяется не по назначению или по истечении срока годности. Случается, по этой причине к нам привозят целые партии            неподлежащих реализации емкостей. Это всевозможные абразивы и «фэри», незаменимые в домашнем быту, но по сути своей опасные химические вещества. Так что я бы не стал пугаться классификации отходов – всё относительно.
– Не так давно общественность всколыхнула информация о том, что в «Красный Бор» везут особо опасные отходы из Удмуртии. Вы опровергли это сообщение. Возможно ли в принципе захоронение на вашем полигоне веществ из другого региона или, скажем, вообще из-за границы? И каков принцип утилизации отходов?
– Нет, мы имеем договорные отношения только с предприятиями Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Основная масса принимаемых отходов селективно захоранивается в картах – открытых ямах, сделанных в залежах кембрийской глины. Часть отходов используется в качестве топлива на установках термического обезвреживания (в основном, это отходы нефтепродуктов), предназначенных для утилизации обводненного содержимого карт.
– Каков резерв для захоранивания отходов на полигоне и сколько уже химических веществ хранится в картах «Красного Бора»?
– В настоящее время на территории полигона «Красный Бор» размещено до 1,5 млн. тонн промышленных отходов. В 2008 году была проведена оценка ресурсов предприятия из расчета объема отходов, поступающих от производств Санкт-Петербурга и Ленобласти. Согласно данному расчету Роснедра выдали полигону лицензию на эксплуатацию сроком на 15 лет (при условии ежегодного обезвреживания 15 тыс.тонн отходов).
– Какова судьба строительства на полигоне завода по переработке жидких токсичных отходов, о котором говорят еще с 90-х годов прошлого века? Этот проект когда-нибудь будет реализован?
– Строительство завода было начато в середине 1990-х годов, но проект 15-летней давности потерял свою актуальность, потому что в настоящее время требуются иные технологии. В частности, завод в большей степени был ориентирован на сжигание нефтесодержащих отходов, которые в настоящее время практически перестали поступать на полигон. Изменились физико-химические свойства поступающих отходов – возникла необходимость в корректировке технологий по их переработке, в существенных изменениях проекта. Именно поэтому завод так долго строится. Средства на реализацию этого проекта поступают как из федерального, так и из петербургского бюджета. На данный момент готов к вводу в эксплуатацию комплекс очистных сооружений, цех по приемке отходов 1-го класса опасности, лабораторный комплекс, вся инженерная инфраструктура.
– Какие природоохранные мероприятия проводит администрация полигона?
– У нас разработана программа производственного экологического мониторинга, которая согласована с Департаментом Росприроднадзора по СЗФО, регулярно проводятся отборы проб в границах санитарно-защитной зоны полигона. Правительство Санкт-Петербурга в лице Комитета по природопользованию в рамках утвержденных субсидий выделяет средства на обеспечение безопасной эксплуатации карт полигона.
Если говорить о сотрудничестве в области экологии, то на сегодняшний день в рамках созданного при полигоне Регионального научно-технического центра мы работаем с Российской академией естественных наук, СПбГУ, СПГТУ и другими организациями, ведущими разработки в области промышленной экологии.
– Можно ли быть настолько уверенными в герметичности кембрийской глины, которая не пропустит сквозь себя даже самую активную химическую смесь и не даст просочиться опасным отходам в подземные воды?
– На полигоне действует программа контроля за состоянием действующих карт (ГТС). В нее входит как инструментальный контроль (за уровнем содержимого карт), так и аналитический контроль (посредством забора проб из наблюдательных скважин по периметру полигона). Данная аналитика также предоставляется в контролирующие инстанции. На сегодняшний день по всем наблюдениям можно говорить о надежности используемых ГТС.
– Вы не будете отрицать, что, несмотря на все проводимые природоохранные мероприятия, полигон «Красный Бор» является источником повышенной опасности. Особенно это ощущают на себе колпинцы, живущие в нескольких километрах от захоронений. Возможно, это соседство вызывает прежде всего психологический дискомфорт. Связь между медицинскими диагнозами жителей района и влиянием полигона на экологию ведь никто не проверял. Тем не менее периодически звучат призывы «Красный Бор» закрыть. Возможно ли такое развитие событий?
– Всё, что происходит на предприятии, – это четко отлаженный производственный процесс. Задача этого процесса – локализовать в границах полигона негативное воздействие промышленных отходов. Полигон «Красный Бор» – это крупнейшее в России предприятие по размещению и захоронению промышленных отходов. Действительно время от времени звучат призывы закрыть «Красный Бор». Как правило, такие лозунги выдвигают люди, которые или не понимают всей значимости нашего предприятия, или просто пытаются попасть на страницы газет.
Несколько лет назад, когда была приостановлена деятельность полигона, в Неве были отобраны пробы воды. Концентрация опасных веществ в воде тогда выросла в десятки раз. Вот и ответ на ваш вопрос. Если полигон не будет работать, то промышленные отходы, а среди них чрезвычайно опасные, появятся везде. Деятельность полигона «Красный Бор», других подобных предприятий – это социально значимая государственная задача, и решаться она должна всеми, кто вовлечен в этот процесс. Может, это и звучит пафосно, но наш рубеж последний. Дальше только леса, поля и реки.
– Кто контролирует предприятия, которые привозят к вам свои отходы, на предмет соблюдения договоров по утилизации? То есть действительно ли они довезли до «Красного Бора» весь опасный груз, а не слили его по дороге?
– Мы заключаем с фирмами долгосрочные договоры, и свои обязанности выполняем – принимаем груз и его утилизируем. Обращение с опасными отходами на предприятиях контролирует Росприроднадзор. У каждой организации есть лимит на образование отходов, и о  дальнейшей их судьбе организации обязаны ежеквартально отчитываться перед Росприроднадзором.
– Какие меры предпринимаются руководством полигона для обеспечения противопожарной безопасности? Насколько мы помним, за последние 5 лет на территории «Красного Бора» произошло 3 крупных пожара.
– В целях предотвращения возможных возгораний на полигоне была построена современная система пожарной безопасности. Кроме того, разработан комплекс мероприятий организационного характера, направленных на предотвращение возможности такого рода происшествий. В настоящее время с учетом опыта эксплуатации мы проводим модернизацию системы пожаротушения. Помимо этого ведется работа с нашими постоянными клиентами на предмет необходимости селективного сбора сдаваемых отходов. Так как основной причиной  возгораний являются химические реакции, которые становятся возможными из-за того, что на предприятиях разные отходы сливают в одну емкость (в целях экономии), где, естественно, начинаются различные хим.реакции. Зачастую это даже не  вина, а беда. К сожалению, экономия и отсутствие квалифицированного персонала – проблема всей нашей промышленности.  Ну и потом эту мину замедленного действия везут к нам. Надеюсь, что в этом году никаких ЧП на полигоне не произойдет.
– Изучаете ли Вы зарубежный опыт утилизации химических отходов? И рассматриваются ли альтернативные варианты – на случай, когда полигон исчерпает свои ресурсы?
– Мировой опыт  по обращению с промышленными отходами идет в направлениях переработки, использования и обезвреживания. Проблема использования зарубежного опыта в части переработки лежит в нестыковке экологических нормативов РФ и ЕС – они у нас разные. Наши нормы в массе своей  жестче. И поэтому возникают проблемы с использованием западных технологий. Что касается вопроса исчерпания ресурсов полигона, то мощности строящегося завода по переработке хватит и на то, чтобы принимать отходы на утилизацию с «колес», и на утилизацию содержимого карт- котлованов. А технологии утилизации во всем мире практически одинаковые – это сжигание. Наиболее передовыми в данном случае являются плазменные технологии, но они, пожалуй, самые дорогостоящие.
– Каким Вы видите будущее своего предприятия?
– У нас есть идея создать на базе полигона технологический центр по внедрению новейших научных разработок в области переработки промышленных отходов. Для этого у нас есть все возможности: собственная аккредитованная лаборатория, многолетний анализ и систематизация поступающих отходов, кадровый потенциал, накопленный за годы деятельности уникальный опыт. Эта идея нашла понимание и поддержку в городском Комитете по природопользованию и охране окружающей среды, РАЕН, Министерстве природных ресурсов и экологии РФ. Полигон «Красный Бор» пытается стать катализатором решения многих проблем в сфере переработки промышленных отходов. Социальная значимость поставленных перед нами задач огромна. И мы видим в себе силы их решать.
Когда-то, в конце 1990-х годов, мне довелось лично побывать на полигоне. Помню ужасающее впечатление от выжженной  в буквальном смысле земли, от зловонных ям, в которых что-то пузырилось и булькало… И этот совершенно непередаваемый, невыносимый, въевшийся в одежду и волосы запах не выветривался несколько дней. Наверное, так должна была выглядеть Земля после третьей мировой – тогда подумалось мне. Помню, как собирали подписи за закрытие полигона, как устраивали пикеты «зеленые», как депутаты всех уровней и мастей использовали «Красный Бор» в качестве «жертвы», которую они готовы принести на алтарь народной любви… А полигон по-прежнему работает, и изменить это, увы, невозможно. Нужно менять другое –  политику государства в отношении окружающей среды и здоровья своих граждан. Прежде всего – закрывать предприятия, где нет современных очистных сооружений или где не соблюдаются требования утилизации опасных отходов. Кроме того, регулярно публиковать информацию о деятельности ГУПП «Красный Бор» и отчет о строительстве там современного перерабатывающего производства, а также размещать в СМИ результаты мониторинга воды и воздуха на прилегающих к полигону территориях. Мы уже направили соответствующий запрос в Комитет по природопользованию СПб и надеемся, что действующие депутаты Законодательного Собрания от Колпинского района также присоединятся к решению этих проблем.
Кислота по месту жительства
И еще к вопросу об опасных веществах, которые окружают нас в обычной жизни. Всё Колпино обсуждает акт вандализма, когда в течение одной ночи почти 50 легковых автомобилей, припаркованных вдоль бульвара Трудящихся, были облиты некой кислотой. По одной из версий, преступники достали химическое вещество на территории бывшего завода «Военохот». Когда-то там существовал гальванический цех, который позже был продан одному из коммерческих предприятий (предположительно – магазину «Магнит»). Однако опасные отходы до сих пор со складов никто не вывез. Ими и воспользовались маргинальные личности. Так ли это на самом деле и какие еще «сюрпризы» хранятся на территории бывшего Военохота, принадлежавшего Министерству обороны, должны разобраться правоохранительные органы.
Подготовила
Екатерина КОНОВАЛОВА

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя