Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Июнь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Главная Тема недели «МАУГЛИ» В САРАЕ НЕ НАШЛИ...

Продолжение. Часть 2. Начало в № 39 от 01.08.2012

– Катя! Представляешь! Мне сегодня отдадут Андрюшу! На целых три выходных! – бабушкин голос ликовал.
–  Ничего себе! Ура-а! – радостно кричит Катя в трубку. – Вот это да! Ура-а-а!
Даже не видя, можно было догадаться, что Катя прыгает от счастья.

Клянусь говорить правду
и ничего, кроме правды
Такие слова обычно произносят киногерои зарубежных лент, кладя руку на Библию в зале суда. Но это – в кино…
А с чего же все-таки началась эта история? Одни говорят – с анонимного звонка в отдел опеки, который там не приняли во внимание, за что потом и получили взыскание. Другие – будто кто-то позвонил то ли в прокуратуру, то ли в полицию. Еще была версия, что звонившие – бывшие работники полиции. А четвертые утверждают, что в том загадочном доме побывал работник газовой службы и увидел такое!..
Кто же на самом деле говорит правду?..
Мама Андрюши услышала от  инспектора по делам несовершеннолетних майора полиции Е.Ивановой такую версию: мол, ей лично анонимно позвонили на сотовый телефон, не представились, но пояснили, что по такому-то адресу живет «ребенок-маугли»: в ужасных условиях, вместе с собаками. Попросили обязательно туда съездить и перезвонить о принятых мерах. Встретиться аноним не пожелал, и майор полиции почему-то ни настаивать не стала, ни номера телефона проверять, но бдительность проявила…
21 августа, в вечернее время, вместе с участковым полиции Пичугиной майор обследовала названный анонимом адрес. Познакомились с ребенком и его бабушкой, так как мама была на работе. Две собаки были на улице, ребенок – в доме. Следов  совместного проживания ребенка и животных обнаружено не было.
У инспектора Ивановой 9-летний опыт работы с несовершеннолетними, а есть ли у нее свои дети или нет  – на тот момент известно не было. Ребенок в момент появления в доме двух незнакомых женщин при погонах – был раздетый. Бабушка объяснила, что в доме тепло, у них газовое отопление, и мальчик не любит лишнюю одежду. У детей такое бывает, они не всегда ведут себя по взрослым правилам. Неизвестно почему, но инспектор Иванова «не заметила» в доме вообще никакой детской одежды, никаких игрушек. Зато увидела в, якобы, пустом холодильнике сгущенку, хотя из домашних никто ее не ест, а еще инспектор увидела такую, по ее словам, улыбку ребенка, «которую можно сравнить с оскалом собаки», и что у нее от этого «мурашки по коже пробежали». У мамы ребенка от услышанного тоже «мурашки побежали»...
По словам инспектора Ивановой, едва покинув дом, она сообщила в районную прокуратуру о ситуации, к которой, по ее мнению, надо привлечь органы опеки и другие социальные службы, и что надо исследовать эту семью и решить вопрос об изъятии ребенка из семьи.
Однако исследовать никто и ничего не стал. Как мы уже рассказывали в прошлом номере газеты, 22 августа утром, едва у служивых начался рабочий день, к дому подъехали люди в погонах и без… С видеокамерой, фотоаппаратами, но без необходимых в таких случаях документов, без предъявления служебных удостоверений, однако очень смелые и даже наглые. И начали искать…
Андрюша недавно проснулся, и мокрую его постель (дети пяти лет и даже старше, бывает, описаются ночью) вытащили на просушку, а белье – в стирку. Чужие взрослые люди, без приглашения вторгшиеся в  жизнь семьи, испугали мальчика. Но взрослые этого не замечали, как не замечали и многого другого, что должны были понять специалисты, которые, хотя бы по долгу службы, общаются с детьми. Увидели же они только то, что хотели увидеть.
В результате спешного «захвата» – а иначе это действо и не назовешь – родилось множество любопытных документов, в которых в заметной невооруженным взглядом спешке перепутали всё: и даты, и фамилию мальчика, и факты…
Вот некоторые из «запуток»: «книжек, игрушек, соответствующих возрасту ребенка, не наблюдается, до настоящего времени использует подгузники»; «одежда и обувь ребенка не соответствуют полу, сезону и возрасту», «развитием ребенка и организацией досуга мать не занимается», «она не достойна называться матерью»; «ребенку гулять негде, с ним никто не занимается» и т.д. И еще: «дом ветхий, требует капитального и косметического ремонта»; «доходов семьи не достаточно для удовлетворения основных потребностей ребенка»; «в доме много стеллажей с книгами»… К тому же: в тот день в 10 утра  комиссия не обнаружила в холодильнике… «свежеприготовленной пищи»! 
Наверное, проверяющие сожалели, что общую картину, как это бывает в большинстве неблагополучных семей, на этот раз не дополняли пустые бутылки из-под спиртного, а родственники ребенка с утра явно были не с похмелья, даже наоборот – выглядели вполне прилично и интеллигентно…
Но и эти обстоятельства не помешали в акте обследования, подписанном лично инспектором Ивановой, зафиксировать следующее: «Спальным местом для ребенка служит старый сломанный топчан, заваленный тряпками и пеленками, спальные принадлежности и постельное белье отсутствуют. Взаимоотношения между членами семьи ненормальные. Мать мальчика занята устройством личной жизни и ссылается на свою занятость на работе. А бабушка занята компьютерными играми и ссылается на занятость своим хозяйством. Малолетний Андрей предоставлен сам себе. Ребенок не говорит, плохо ходит. Его движения (мимика) напоминают повадки животных (собаки). Моют его редко».
А как же насчет «правды и ничего, кроме правды»? И все перечисленные факты как заезженная пластинка: инспектор, похоже, даже мысли не допускала, что здесь – не тот случай! Все «факты», словно переписанные под копирку,  датированы 22 августа, т.е. на следующий день после первого и единственного посещения семьи и в день «захвата», когда, по логике вещей, надо было бы «изучить ситуацию». Предположить можно, что «изучали» в ночную смену с 21 на 22 августа, а заодно и изготовили все необходимые документы для изъятия ребенка из семьи. В это можно поверить, но с трудом. Тем не менее, 23-летнюю маму, находящуюся в шоке от происходящего, выманили из дома вместе с ребенком, которому, якобы, необходимо срочное обследование в детской больнице ввиду «сильного истощения и дистрофии», и Катя сама повезла туда сына.  А через сутки ей там же сообщили об изъятии ребенка и о запрете с ним видеться!!! Заодно и о лишении ее родительских прав, и взыскании с нее алиментов. Так и хочется спросить: зачем такая срочная жестокость?!
Инспектор Иванова присутствовала при этом акте и так оценила увиденное: заметила, что Катя, вроде, расплакалась. Но это была не истерика.  Мол, за девять лет работы инспектор многое повидала, когда, например, хватают ребенка, плачут, бьются в истерике и кричат: «Не забирайте!..». А эта – просто поцеловала мальчика в макушку и ушла. А ребенок так и остался сидеть, за ними не побежал… Можно добавить и еще одно из утверждений инспектора – что «мать больницу не посещала и здоровьем ребенка не интересовалась», и еще, якобы, «никаких вещей и игрушек ребенку не принесла»… Катя, кстати, пытается сейчас найти вещи Андрюши, но, увы...
Прочитаешь такое – волосы и вправду шевелиться начинают: неужели вот такие люди работают с детьми и мамами?! Неужели всё человеческое им уже чуждо? Очерствели? Задубели? Или такие железобетонные и были по природе… Это ж патология. Это ж лечить надо!.. Срочно! Или увольняться, пока не поздно. Или увольнять. Ведь Андрюша – не один такой, не как все…
Почему так категорично? Да потому что на бланке опроса инспектора по-русски написано следующее: «Перед началом объяснений мне разъяснено, что в соответствии со ст.51 Конституции РФ я не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и близких родственников…» Однако ни маме, ни бабушке, впервые столкнувшимся с «правосудием», такого разъяснения этой статьи 51 просто не показали, как бы случайно.  Вот показания, записанные инспектором Ивановой, якобы, со  слов мамы Андрюши: «Я посещаю увеселительные и культурно-массовые мероприятия, но ребенка с собой никогда не беру. Когда у меня отобрали ребенка, я поняла, что должна была им заниматься, но ничего не делала для его развития, воспитания, лечения».  А вот другой шедевр – объяснения бабушки Андрюши, также написанные инспектором Ивановой: «Моя дочь лечением и здоровьем своего сына Андрея не занимается. Внук надевает одежду только перед выходом на улицу. Я ей помогаю, но все равно воспитанием Андрея дочь не занимается. Внук целый день проводит дома либо гуляет во дворе с собаками, но за пределы нашего двора дочь с ребенком не выходит…» Чтобы ТАКОЕ могли сказать о себе вполне нормальные люди – да это просто из мира фантастики! Естественно, и мама, и бабушка отказались от всего этого бреда, едва прочитали написанные  инспектором «сочинения», приведенные здесь в сокращенном виде. А вот все знакомые – свидетели со стороны защиты интересов ребенка – утверждают совершенно обратное!..  
Причем, как, наверное, вы, уважаемые читатели, заметили, собаки преследуют инспектора Иванову на протяжении всех объяснений с какой-то прямо-таки маниакальной настойчивостью. Может, тот таинственный аноним так инспектору мозг продолбил, или еще чего… Но вряд ли  здравые люди могут поверить в правдивость таких вот показаний! Примечательно, что в спешке инспектор Иванова забыла подписать у бабушки второй лист столь красноречивого документа…
Между тем, государственная машина «по спасению ребенка» закрутилась с такой скоростью, что ход следствия по этому, показательному для кого-то, делу «Маугли» шел на удивление стремительно.
Дознаватель Иваниченко, например, опрашивала некоторых свидетелей, вылавливая их в подъезде дома, к кому-то ездила на квартиру аж в Питер. Маму Андрюши – Катю – вызывала через день-два на очные ставки и опрашивала по два, три часа кряду.  Катя все это время находилась в депрессии. После вечерней смены домой возвращалась поздно, денег на такси нет, а автобуса пока дождешься, продрогнешь до костей. Пешком идти до дома на Лагерном шоссе, даже и думать нечего: темно, стаи бездомных собак и люди азиатской национальности. Три раза в неделю с мамой она ездила в город к Андрюше, отпрашиваясь с работы – спасибо большое, что там ее понимали, меняли смены, график. Катя – не частый пациент у врачей, но тут все в кучу свалилось, и она не выдержала, что называется, «сломалась». Вечером высокая температура поднималась стремительно и подскочила за 39 градусов. Бабушка Лилия Германовна испугалась, вызвала «скорую», там ответили, что «в таком-то возрасте пора научиться самим с простудой справляться». Аптека от дома далеко, выпила лекарства, которые были, что называется, под рукой. Ночь Катя провела в поту, утром вызвала все-таки такси и поехала в поликлинику. Врач выдал больничный лист, назначил лечение. Но дознаватель Иваниченко была неумолима: раз Катя к ней не явилась к 11 часам, сказавшись больной, пусть, мол, придет к 16-ти. А если не явится сама, то можно ведь и «доставить»… Катя измерила температуру: на градуснике 35 и ноги подкашиваются от слабости.  Вызвала такси, ну а «скорую» в кабинет к дознавателю вызывал Кате ее адвокат – член Ленинградской областной палаты адвокатов Иван Анатольевич Алексеев…

Чужих детей не бывает
Эта истина понятна далеко не всем.
Колпинцам, начерно, повезло, что отдел опеки и попечительства находится в ведении местной администрации муниципального образования г.Колпино. В здание на ул.Красной, 1 можно прийти любому гражданину с любой бедой. Ни охраны, ни турникетов. Вот и идут: надеются на помощь.
И в этом случае представители общественности пришли сюда, в отдел опеки и попечительства, рассказали о непростой истории Кати и ее сына Андрюши.
Нелли Ивановна Панова – начальник отдела опеки и попечительства – человек удивительный во всех отношениях. За годы работы с детьми – а это на разных должностях и в разных структурах уже более сорока лет – она стала мамой для десятков, а может и сотен колпинских детей. Для нее – чужих детей нет. Судьбу каждого она старается пропустить через свое сердце, беда каждой неблагополучной семьи – это и ее беда. А благополучных детей и семей в последние годы как-то не становится больше… Детей-инвалидов, в судьбе которых она приняла самое горячее участие, Панова знает всех по именам.
Когда решался вопрос о переводе Андрюши из детской больницы № 22 в детский дом, сотрудники отдела сразу же подключилась к переговорам. Один из детдомов, который поблизости, даже не стали рассматривать – у него слава дурная; позвонили в другой – туда очередь на два года вперед потому, что очень хороший; удалось созвониться с третьим, в Выборгском районе. Когда представители общественности пришли в отдел просить разрешения маме и бабушке видеться с ребенком, твердя, что всё происходящее – просто бесчеловечно и непонятно, здесь вновь не отказали, а старались уже в который раз вникнуть в проблему, изучить ситуацию изнутри, не формально. И вскоре поняли, что судьба мальчика просто потонула в ворохе бумаг,  никто не хочет принять тот факт, что мальчик, скорее всего, болен от рождения. Рассказали здесь и о том, что «бесплатный» адвокат сначала предложил Кате отказаться от ребенка, потом цену услуг назначил, да еще прилюдно начал рассказывать: Катя-де не так уж и бедна и несчастна. У нее, мол, дорогой маникюр и «прикид» не дешевый, говорят, что она еще и стриптизом занимается, а ребенка мясом не кормит, и вообще мальчик с собаками живет, его уже «Маугли» прозвали. А на бабушке-пенсионерке, еще «пахать и пахать можно, чего это она не работает» и т.д.

По штату, в отделе опеки должно быть 7 сотрудников, но даже при полном штате невозможно держать под постоянным контролем сотни неблагополучных семей. А фактически в отделе работают пять сотрудниц, все женщины: Елена Анатольевна Боритко, Елена Васильевна Голякова, Ольга Валерьевна Рождественская,Светлана Владимировна Васильева и Дарья Дмитриевна Даниленко. Без души, без желания помочь людям, без сострадания чужой судьбе работать здесь невозможно, потому что каждый день эти женщины сталкиваются с человеческими жизнями, очень непростыми и горькими. И откровенно говорят, что им очень повезло: глава местной администрации Евгений Александрович Лащук – человек семейный, у него двое детей, как и у главы муниципального образования Вадима Петровича Иванова. Да и у его зама – Олега Эдвардовича Милюты – тоже двое. С ними можно говорить на понятном человеческом, а не на чиновничьем языке.
Когда мама и бабушка Андрюши пришли в отдел опеки с той же просьбой разрешить свидание с ребенком, сразу было понятно, что эти две женщины – не асоциальны и не опасны для ребенка, они для этого слишком интеллигентны,но и не «борцы» за свои права, а вот об Андрюше говорят с неизменной нежностью и любовью, досконально знают его характер, привычки, особенности…
В отделе приняли решение провести повторное обследование условий жизни семьи Андрюши. 8 октября появился еще один акт, в котором говорилось, что «в доме проведена уборка, в детской комнате есть подростковая кровать, чистое постельное белье, детские книжки и игрушки, есть место для занятий. Наблюдается стремление мамы и бабушки создать надлежащие условия для проживания и развития ребенка».
В коллективе ситуация с Андрюшей живо обсуждалась, в разговорах стало ясно, что  не все члены той экстренной комиссии, которая изымала ребенка из семьи, были за принятие столь неотложных мер. Говорили о том, что, возможно, надо было сначала побеседовать с мамой, понять ситуацию и помочь небогатым людям найти выход из нелегкой жизненной проблемы, с которой одним им явно было не справиться, прийти к ним не раз,  не два. Наконец пришли к единому мнению и местная администрация дала разрешение на свидания с ребенком. Понятно, что для мамы и бабушки это стало настоящим подарком!

В детском доме № 53 Андрюша провел всего два дня. Однако и тамошние «специалисты» уже успели сделать свои скоропалительные выводы: «Ребенок в контакт не вступает, не проявляет никакой заинтересованности в общении как со взрослыми, так и с детьми, так же как и к игре с детьми и игрушками. Понимает приглашение поесть. На свое имя откликается не всегда. Хватательные рефлексы развиты слабо: ложку, чашку в руку брать не может, игрушку удерживает кратковременно. Может долго стоять, раскачиваться и смотреть в одну точку. Не умеет одеваться и раздеваться, умываться. На горшок не просится и не ходит. Очень долго не засыпает, вскакивает, кричит, рычит, смеется, будит и пугает остальных воспитанников. Нуждается в постоянном контроле взрослых».
Как можно было понять, такого контроля в детдоме ребенку не могут обеспечить, поэтому легче его было куда-нибудь «сбагрить». Бедный пятилетний малыш! Как он прожил те страшные дни в полном одиночестве, оторванный от своей семьи, от понимающих и любящих его людей!
В общем, детский дом № 53 оказался для Андрюши «не профильным». Разрешение на посещение ребенка детдом, тем не менее,  дал только маме.
Родственники Андрюши вновь пришли в отдел опеки посоветоваться, что же им делать дальше, и рассказали, что они наблюдают ухудшение здоровья ребенка. Андрюша при «выявленной дистрофии» выразившейся в весе 17,2 кг, когда его забирали из дома, в детской психиатрической больнице похудел на полтора килограмма. Он был явно голодный, и его не удавалось накормить во время трехразовых посещений в неделю, хотя еду мама с бабушкой приносили ему еще и на потом. Он простужен, чего раньше никогда не было. Он заторможенный и совсем не такой, как дома. Уже два с половиной месяца малыш, который, в силу своей природы,  не может говорить, находится в окружении непонятных для него людей в белых халатах. Но диагноза родственники так еще и не услышали...
Может быть, есть смысл все-таки побыть мальчику дома, в привычной обстановке, где его и покормят, и приласкают. И мама, и бабушка высказывали надежду, что может им повезет и врачи помогут им в дальнейшем лечении ребенка, раз сейчас он находится в специализированном медучреждении. Как говорят, нет худа без добра. 
В четверг, 1 ноября, все в здании Муниципального Совета читали статью «Маугли» в сарае не нашли» в  свежем номере газеты «ОКНО». На следующий день, в пятницу, газета лежала на столе перед каждым из 13 членов комиссии. А надо сказать, что только в нашем районе создана и работает Комиссия по защите прав несовершеннолетних и недееспособных детей муниципального образования г.Колпино. Среди членов комиссии – очень известные не только в Колпинском районе люди и руководители, такие как В.К.Караваева, Н.В.Зенин, Т.Ф.Гукова и другие. Вел заседание глава МА Евгений Александрович Лащук. 
В заседании комиссии принял участие и представитель петербургской приемной уполномоченного по правам ребенка С.Агапитовой – начальник отдела правового обеспечения М.М.Коломыцев, у которого накануне побывала бабушка мальчика Лилия Германовна.

Комиссия, заметьте, приняла коллегиальное решение удовлетворить заявление Лилии Германовны, а местная администрация МО г.Колпино вынесла постановление «Об установлении предварительного попечительства над несовершеннолетним Андреем А. сроком на один месяц и временно его опекуном назначить бабушку Лилию Германовну А.». Понимаете, по чудовищному закону, матери вернуть ребенка сейчас нельзя. И жить им вместе тоже нельзя – только с бабушкой. Пока суд не решит: мать Катя или не мать… 

Как они прожили эту пятницу – рассказать словами невозможно. Это отдельная история отечественной казуистики и бюрократии, когда россиянам повсеместно обещают цифровое телевидение в каждом доме, но чиновники не могут договориться между собой в границах территории одного города, именуемого не только Северной, но и культурной столицей России…
Пока готовились документы в местной администрации, выяснилось, что из детской психбольницы Андрюшу бабушке не отдадут, сначала надо в нашем колпинском психоневрологическом диспансере выписать рецепт и купить назначенное ребенку лекарство, чтобы в выходные дни не было пропуска в лечении. Но для этого врачи двух медицинских учреждений – нашего и городского – должны услышать друг друга. А участковый психотерапевт в Колпине будет принимать только в следующую среду!
Честно говоря, хотелось расплакаться! Однако и это было еще не всё! Ангел-спаситель, Нелли Ивановна, лично созвонилась с нашей колпинской психиатрией, и вот – в руках спасительный рецепт! Теперь надо было добежать до аптеки. Но там не могут принять платеж по карточке, меж тем у Кати наличных денег нет, у ее мамы – всего            600 рублей. А лекарство стоит 1350 рублей. Хорошо, друзья оказались рядом! Тут вдруг выяснилось, что еще нужно иметь разрешение из детского дома № 53, что в Выборгском районе: ведь теперь Андрюша ни маме, ни бабушке не принадлежит! Звонили туда достаточно долго: директора нет и не будет. Во второй половине дня настойчивой бабушке наконец-то сообщили по телефону, что директор уехала с пятницы на свадьбу. Ни оставленной печати, ни назначенного вместо директора ответственного лица по детдому там не оказалось. Хорошо, что в колпинском муниципалитете люди грамотные работают и не разучились пользоваться телефоном и факсом: документы отправили в детдом. А бабушка с мамой уже «летели» в больницу! Вечер, пятница, предпраздничный день. В транспорте – суета, толчея, народ спешил отдыхать. Наконец они в психиатрической больнице на  ул.Песочной, предъявляют дорогое лекарство. «Зря покупали. Мы ему бесплатно даем. – Слышат как во сне. – На сегодня мы все уже ему дали, а это вам на выходные, принимать надо по графику…»     
Неужели это свершилось, неужели Андрюша рядом!
– Как там ваши дела? – интересуется Нелли Ивановна. – Успели! Ну, слава Богу!..
У всех рабочий день уже закончился, а в ее кабинете появляются сумки, пакеты с детскими игрушками, одеждой и обувью. Интересуюсь: это что? «Для наших опекаемых, – говорит Нелли Ивановна. – Знаешь, как люди трудно живут… Кто же им поможет, если не мы…»
Знаю, как трудно. Например, той же семье Андрюши, неприспособленной к мерзости и борьбе за выживание. Так кто же, если не мы, окажется рядом в трудную минуту…

Три дня счастья
Друзья нашли автомашину, и от детской психиатрии на ул.Песочной до Колпина Андрюша ехал, заснув, прижавшись к маме. Как бы они с таким сонным, вялым ребенком добирались до дома сами, даже представить трудно… Дома, увидев свои любимые машинки, игрушки, свою кровать, малыш так обрадовался, что уснул вместе со всем своим «имуществом».
Три дня – вместе! Надо было видеть, какое счастье светилось на этих выстраданных за два с лишним месяца лицах!
– Андрюша так и приехал с простудой, кашлял ночью, так что мыть его побоялась, вдруг хуже будет, – рассказывала на другой день бабушка Лилия Германовна. – Но он такой довольный, ест целый день и с таким аппетитом. Все игрушки вытащил, нарадоваться не может. На горшок ходит сам! Но спать придется пока в памперсах.
В конце второго дня бабушка похвасталась, что Андрюша поправился уже на два кг. Ест с аппетитом. Но исчесался весь, пришлось помыть, хотя кашель еще не прошел. Сначала испугался воды, расплакался, а раньше всегда мылся с удовольствием. Уснул весь в счастье…
Андрюша не обычный мальчик, не такой, как все. Это заметно, но не очень. Он улыбчивый, веселый малыш, подвижный и добрый. Сначала мы поиграли в прятки, так забавно. Потом он протянул мне одну свою игрушку, другую. Я понимаю, что надо восхищаться его автопарком, который он с гордостью весь перетащил от своей кровати на стол и проявляет к нему повышенное внимание. Потом усаживается за стол и начинает разрисовывать картинку, причем не залезая за очертания фигуры. Я понимаю, что Андрюша словно хочет показать мне всё, что он умеет. Его хочется приласкать, он к этому располагает. Тихонько прижимается ко мне, заглядывает в глаза и что-то как будто напевает и пританцовывает. Малыш вполне понимает, что сейчас он в центре нашего внимания. И доверчиво так смеется, как-то необычно, изнутри, таким грудным звуком. И будто сам себя слушает...
Чувствовать детское настроение, состояние, самочувствие можно и без слов. Для этого просто нужно иметь внутренний настрой на одинаковую с ребенком волну, нужно быть просто человеком – чутким, понимающим, сострадательным… Как же инспектор Иванова с 9-летним стажем и иже с ней не почувствовали, не поняли такого славного, такого открытого для общения и такого необычного ребенка!..

Закончились три выходных и для многих праздничных дня, и для Андрюши праздник закончился. Андрюша вновь вернулся в психиатрическую больницу, где экспертиза сделает свое заключение, хотя, как сказали специалисты, это можно было сделать и в Колпине, если бы кто-то вовремя помог и подсказал. Но тот, кто должен был помочь, – не помог, а тот, кто, якобы, помог, – наказал…
Слушание по делу «Маугли» вчера, 7 ноября, возобновилось в районном суде.

Светлана Агапитова, уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге, отметила тот факт, что в течение года среди множества житейских драм только десяток родителей желают вернуть своих детей в семью.
Катя и Лилия Германовна из тех, кто очень желает вернуть Андрюшу, изъятого из семьи без суда и следствия…

Уважаемый Андрей Борисович Климовский, начальник ОМВД России по Колпискому району! Прошу Вас считать публикации в газете «ОКНО № 39 и № 40 как мое заявление с просьбой провести служебную проверку по фактам, изложенным в статьях под заголовком «Маугли» в сарае не нашли», и дать оценку действиям Ваших подчиненных.
Коллективу редакции очень жаль, что данные статьи вышли накануне Вашего профессионального праздника. Мы с уважением и пониманием относимся к Вашей очень нелегкой и ответственной работе, особенно в современных условиях. Надеемся, что наше плодотворное сотрудничество продолжится и в дальнейшем.
Ольга ГОРДЕЕВА
Редакция продолжит рассказ о судьбе пятилетнего Андрюши
в следующих номерах газеты.

Сообщения взяты из почты редакции, групп http://vk.com/kolpinskyrayon и http://vk.com/gazetaokno. Ники из сети сохранены.

Птица
Спасибо за внимание к судьбе мальчика. Ситуация нетипичная. Мы живем на окраине Колпина, район почти деревенский. Иначе говоря – частный сектор. Живет семья бедно, но мальчиком занимались (я тому свидетель и в суде буду выступать). Полицию возмутило то, что у них не убрано было, да и участок довольно неухоженный. Оговор заключался в том, что они якобы поселили мальчика в сарае с козами и он там чуть ли не голый, голодный, одичалый (даже прозвище успели ему дать – «Маугли»). Мальчика сразу изъяли из семьи и поместили в больницу. Вина матери (если отбросить оговоры и сплетни) заключается в том, что мальчик не разговаривает и его давно не показывали врачам. Но он не болел, а они не сомневались, что вот-вот он заговорит. Мальчик умный, общительный, не истощенный, но необычный. Но получается, что его специально скрывали со злым умыслом. Но я-то его видела, как и подруги Кати и другие люди. А вменяется Кате жестокое обращение с ребенком.
Еще нас очень огорчил тот факт, что с момента изъятия мальчика маме и бабушке было категорически запрещено его видеть. Пять лет жил он в комфортной, понятной ему обстановке. Можно только представить, как ему тяжело, ведь он даже пожаловаться не может!

Юлия Князева
Жесть какая творится! Преклоняюсь перед такими молодыми и сильными мамами.

Андрей Баринов
Слезно... очень слезно. Но если оно действительно так, как написано, то ребенка вернуть можно. А если отчасти давится на жалость? Вспомните Камкину В. Ей дали квартиру в Красном селе, но и там возникают проблемы.

Вера Пуцыкович
А так всегда у нас и происходит: кому нужно помочь – сразу родительских прав лишают. А кто действительно издевается над детьми – к тем внимания ноль!

Ксюнечка Швец
Хочется что-то сказать... но слов нет... неужели мы живем в 21-м веке!?!

Алена К.
Вспоминаю свое детство: жили мы с бабушкой в одной комнате тоже деревянного дома, спали на одной кровати, потому что комнаты были маленькие и их всего две. Игрушек дорогих не было, как и денег. На пять ртов – два работника – мои родители.  И ничего, выросли. Получили с сестрой высшее образование, работаем, детей растим. Если бы к нам тогда комиссия приехала, так и меня бы в детский дом отправили, а родителей – под суд?..

Котенок К.
Не поняла, как это «одет не по возрасту, не по сезону и полу». Я сыну ботинки красные купила, выходит девчоночьи. И куртку друзья отдали, конечно, великовата, но дети так быстро растут – не напасешься. Так что же  теперь и меня наказать могут!..

Надюха П.
В доме № 8 на ул.Машиностроителей живет очень проблемная семья. Сколько у мамашки детей всего – мы даже не знаем. Но в квартире жили постоянно четверо детей, последнему – всего полгода. Сколь уже соседи сообщали об их неблагополучии. И опека приезжала не раз, и полиция. А они двери не открывают, и всё!
В последний раз скорую вызвала соседка, хитростью открыли двери квартиры. Малыша жаль: сколько дней ему памперсы не меняли – неизвестно. Короче, всех детей забрали, а родители – просто сбежали. Квартира закрыта. И судить некого.

Люсик
Помню, на Заводском пр. в коммунальной двухкомнатной квартире – 10 и 18 кв.м – жили две семьи: в первой папа и мама с ребенком, а во второй – родители с двумя детьми. Семь человек – и кухня 6,5 кв.м. Разборки были постоянные. Поэтому в 10 метрах у интеллигентной и нескандальной пары было всё сразу: и спальня, и едальня, и купальня, и детское место. Так их тоже тогда надо лишать ребенка за «ненадлежащие условия»? Каждый живет в меру своего достатка и потребностей. Если нет достатка, выходит, и детей иметь не надо. Накажут! Перекос какой-то получается.

Комментарии  

 
0 #4 Юля Лемеш 12.11.2012 17:52
Я с самого начала этой кошмарной истории не могла понять почему мальчика забрали практически беззаконным образом. То, что происходило после изъятия, также напоминает кошмар, который неизвестно когда закончится. А ведь в самом начале был подлый оговор (донос), за который никто не ответит. Почему после первого посещения нельзя было дать время на исправление ситуации? Почему нельзя было сказать Лиле и Кате, что они имеют право не свидетельствова ть против себя? Почему им не объяснили, что Постановление можно было опротестовать? Почему был категорический запрет на свидание с мальчиком (в те дни когда он страдал больше всего)? Почему их убеждали и убеждают, что в детдоме мальчику будет лучше? Зачем нужно было обходить соседей, распространяя заведомую ложь и устраивать травлю? И с каких пор у нас бедность считается наказуемой? У меня осталась только вера в суд, который разберется в этом деле и спасёт ребенка. И еще хочется сказать огромное спасибо всем, кто не бросил эту семью в беде.
Цитировать
 
 
+1 #3 Борис И. сосед 12.11.2012 16:59
Как же так можно? Толком не разобравшись сразу резать по живому. Любая комиссия должна сделать замечания, потребовать исправить недостатки, дать срок на исправление. Единственный взрослый мужчина в семье, который мог бы дать отпор действиям этих людей, методы которых напоминают фашистские, забран в армию. Представляю как будет служиться сыну Лилии Германовны, когда он узнает, что творит у него дома любимая Родина, которой он верно служит. Но мама не хочет волновать солдата и говорит ему по телефону, что у них всё хорошо. И если и можно обвинить этих женщин в чём-то, то уж никак не в плохом обращении с любимым сыном и внуком. Проснитесь Военкомат, социальные службы! Помощи-то надо на копейку. Не доводите дела до трагедии. Ведь им кроме возвращения ребёнка ничего то и не надо.
Цитировать
 
 
+1 #2 Елена Рубцова 10.11.2012 16:37
Что нас не убивает, делает сильнее. Случайностей не бывает, наверняка к таким драматичным обстоятельствам привела цепочка событий, а конкретная ситуация показывает не то, как у нас все плохо, а, скорее, внутреннее состояние людей. Не стоит делать из героини и ее мамы святых, а из чиновников каких-то монстров. Они всего лишь заложники системы, в которой не предполагается сострадания, иначе мы давно жили бы в раю, а от рая люди отказались САМИ (см. 3-ю главу в Кн. Бытия в Библии). Кате нужно переосмыслить свою жизнь, ведь когда ребенком действительно занимаются должным образом даже в неполных малообеспеченны х семьях, то это видно и претензий быть не может. Разобраться в себе и в случившемся, если, конечно, Катя и ее мама захотят, можно, обратившись к живому Богу, только не через обрядовую часть традиционной религии, а по-настоящему - через веру в Иисуса Христа, который призывает до сих пор: "Придите ко Мне, измученные тяжкою ношей! Я дам вам отдых!" (Евангелие от Матфея, 11 гл. 28 ст.).
Цитировать
 
 
+3 #1 ГОСТЬ 08.11.2012 17:37
какой бред!!! а кто автор этой противоречивой статьи? Автор далек от законов и реальности. А фамилии сотрудников органов внутренних дел, их должностное положение, а главное:"...Прочитаешь такое – волосы и вправду шевелиться начинают: неужели вот такие люди работают с детьми и мамами?! Неужели всё человеческое им уже чуждо? Очерствели? Задубели? Или такие железобетонные и были по природе… Это ж патология. Это ж лечить надо!.. Срочно! Или увольняться, пока не поздно. Или увольнять..." из каких соображений указываются в данной статье? автор получил разрешение на публикацию фамилий сотрудников? а редакция вообще проверяла материал, относительно правдоподобност и? или это все пишется с целью опорочить честь и достоинство сотрудника полиции, под прикрытием сострадания к бедной Кате?
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя