Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Июнь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Главная Тема недели СЕМЬЯ ИЛИ ГОСУДАРСТВО: КТО ЗАЩИТИТ РЕБЕНКА?

Уже много лет в нашей стране обсуждается вопрос введения ювенальной юстиции. При этом не покидает ощущение, что западная модель так называемой судебно-правовой системы защиты прав несовершеннолетних, как спрут, пронизала в первую очередь госструктуры – от рядового соцработника до высокопоставленного сотрудника прокуратуры. Чуть ли не каждый день достоянием гласности становятся шокирующие факты о том, как из семей забирают грудных младенцев только потому, что работнику опеки «не понравился» папа, а у вполне благополучной мамы отбирают ребенка по причине «отсутствия в холодильнике йогурта». Все это происходит не в Финляндии или во Франции, а совсем рядом с нами – в соседнем дворе, в соседней квартире. Вспомним историю о колпинском пятилетнем мальчике, которому приклеили ярлык «Маугли» и отняли у мамы сразу, всего лишь по одному «анонимному» звонку. «Ювенальная машина» запущена, и пройтись катком она может по любой семье.

В то же время немало аргументов и у защитников системы. Прежде всего – страшная статистика, согласно которой в России каждый год погибают более 2 тысяч детей и более 6 тысяч несовершеннолетних становятся жертвами сексуального насилия. В большинстве случаев страшные преступления либо происходят в семье, либо связаны с родственниками или знакомыми родителей. Приверженцы введения ювенальной юстиции призывают не поддаваться эмоциям, не верить в гуляющие на просторах Интернета списки «причин для отобрания детей», а углубиться в тему со всех сторон. Что ж, давайте попробуем разобраться!
Ювенальная юстиция: за и против
Первоначально идея «ювенальной юстиции» сводилась к созданию специализированных детских судов  – реализована она была в США, где  в 1899 г. в Чикаго был создан первый детский суд. Далее идея расширялась, а через несколько лет трансформировалась в более объемное понятие «ювенальной системы», куда вошли различные учреждения по вопросам детства. В Великобритании серия законов о детях и молодежи принята в 1908 г.
К нам и нашим соседям очередь дошла много позже. Система ювенальной юстиции разрабатывается в Польше с 1982 г.; на Украине в 2005 г. была разработана Концепция «Создание и развитие системы ювенальной юстиции Украины».
Экспериментальное внедрение ювенальных технологий в судебную практику в России идет много лет. Площадкой для эксперимента является Ростовская область. Первые ювенальные суды появились здесь в 2001 г. Сейчас в области 61 суд, из них в 33-х введена специализация судей, в 15 судах дополнительно к специализации существует помощник судьи с функциями социального работника. На базе областного суда работает ассоциация специалистов «Центр ювенальной юстиции», которая анализирует и обобщает судебную практику, совместно с Российской академией правосудия разрабатывает концепцию подросткового правосудия в России. В августе 2009 г. при Совете судей Российской Федерации создана рабочая группа по созданию, внедрению и развитию механизмов ювенальной юстиции в системе правосудия.
В качестве главного аргумента защитники ювенальной юстиции выдвигают создание системы специальных судов, в которых будут заседать подготовленные по курсу детской психологии судьи. Предполагается, что эти судьи будут разбирать дела с участием несовершеннолетних – как тех, кто преступил закон, так и тех, кто, наоборот, сам, стал жертвой преступлений, в том числе жестокого обращения со стороны родственников. Если это так – прекрасно! Ведь сейчас подобные дела слушаются судьями-многостаночниками – «в промежутке» между разбирательствами о краже сотового телефона и продаже наркотиков.
Однако у противников есть свои возражения и по этому поводу. Получается, что создание ювенальных судов, которые принимают на себя функции воспитательных, контролирующих и правоохранительных органов, ведет к смешению органов судебной и исполнительной власти, что нарушает конституционный принцип разделений властей, а значит, дает возможность госорганам полностью контролировать процесс.
Ну и главное – ювенальная юстиция сводит на нет принцип независимости семьи, подрывает авторитет родителей, направлена на разрушение традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей. Потому что права родителей ни в одном из законопроектов не оговорены – система строится на репрессивных методах и на «презумпции виновности семьи». Чего стоит только одна формулировка – «оставление ребенка в опасности»! За это родителя могут привлечь к ответственности, но, что означает подобное «оставление», нигде не разъясняется. Что это – открытое окно на девятом этаже, собака в квартире, а, может, одежда, не соответствующая, по мнению соцработника, погоде? То, как в России трактуются расплывчатые формулировки, мы знаем прекрасно.
Впрочем, формально к проблемам изъятия детей из семьи пресловутая ювенальная юстиция все-таки имеет весьма опосредованное отношение: весь необходимый юридический инструментарий для этого содержится в российском законодательстве. Никто не отменял статью 77 Семейного кодекса Российской Федерации, которая  предоставляет органам опеки и попечительства право, при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребенка, отбирать его у родителей: «Немедленное отобрание ребенка производится органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. При отобрании ребенка орган опеки и попечительства обязан незамедлительно уведомить прокурора, обеспечить временное устройство ребенка и в течение семи дней после вынесения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации акта об отобрании ребенка обратиться в суд с иском о лишении родителей родительских прав или об ограничении их родительских прав».
Заметьте: в законе подробно описано, как должен вести себя соцработник, но ничего не сказано о родителях: что им делать, чтобы защитить свои права и не лишать ребенка семьи? Не уточнено, что означает «угроза физического, психического и морального насилия» – всё на усмотрение органов опеки или, скажем, участкового, «неожиданно» зашедшего в ваш дом.
Уже сейчас теоретически представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил «сигнал» от врача, из образовательного учреждения или от соседей, с тем, чтобы убедиться, что с ребенком всё в порядке.
Специалисты советуют, во избежание большей части сигналов, – не пренебрегать соблюдением установленных законом процедур: не стоит уходить из роддома без выписки (всегда можно получить выписку «под расписку»), как не стоит игнорировать необходимость сделать прививки (вместо написания отказа от них), затягивать посещение детской поликлиники, медлить с  получением свидетельства о рождении. Ваше поведение – с точки зрения госорганов – может быть расценено как «неисполнение родительских обязанностей», а то и жестокое обращение с ребенком.
Если «поступил сигнал»
Правило номер один: не давайте органам опеки лишних поводов приходить в ваш дом. Если ваш ребенок занимается в секции карате или бокса – это должны знать школьные учителя; если вы пользуетесь услугами платного педиатра – поставьте об этом в известность заведующего детской поликлиникой.
Если все же визит произошел, не стоит  вести себя безропотно, если по отношению к вам опека ведет себя не совсем корректно, тем более предубежденно. Запомните, что, в соответствии со статьей 25 Конституции Российской Федерации, жилище является неприкосновенным. Против воли проживающих в помещении лиц доступ туда осуществляется либо по решению суда, либо в установленных законом случаях. Единственный установленный законом случай, применимый к подобным ситуациям, – это право сотрудников полиции (но не опеки!) входить, в соответствии с подпунктом 18 п.1 ст.18 Закона о милиции, в жилые помещения при наличии достаточных данных, что там совершено или совершается преступление (например, ребенок громко и надрывно кричит, просит о помощи). В любом случае родители имеют право выяснить у полицейских, какие именно основания у них имеются для таких предположений .
Настройтесь на то, что хозяева в квартире по-прежнему вы, а Вы не совершили ничего такого, что дало бы право посторонним людям самостоятельно заглядывать в ваш холодильник или ящик для нижнего белья.
Любые отмеченные сотрудниками опеки «странности», например, отсутствие детской коляски по причине использования слинга, следует пояснить и настаивать на фиксации этих пояснений в акте осмотра (об этом подробнее ниже).
Будет хорошо, если осмотр квартиры будет производиться при свидетелях, например, можно пригласить соседей. При возможности постарайтесь записать весь визит на видео или диктофон.
По окончании визита комиссии, настаивайте, чтобы так называемый «Акт об осмотре жилого помещения» был составлен тут же, при вас, в двух экземплярах, и каждый экземпляр был подписан вами и членами комиссии. В нем не должно быть «пустого пространства», прочеркивайте или заполняйте все пробелы перед подписанием. Если представители опеки будут ссылаться на то, что у них есть 7 дней на составление подобного документа, обратите их внимание на то, что вы просите составить не акт об обследовании условий проживания несовершеннолетнего, а именно акт осмотра, это разные документы.
Если опека желает, чтобы вашего малыша осмотрел врач, – помните, что вы имеете право ехать с ребенком в одной машине «скорой помощи», присутствовать при всех медицинских манипуляциях, которые совершаются с ним. Более того, согласно статье 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья, никакое медицинское вмешательство (в том числе и банальный осмотр) не может проводиться без вашего согласия.
Любые разногласия с опекой (опека пришла в неудобное для вас время, например, когда ребенок спит; вам пришлось отказать в посещении квартиры по причине того, что пришедшие отказались разуваться) лучше решать в письменном виде. Сразу по окончании визита напишите соответствующее заявление («После 22.00 мой ребенок спит, и я не вижу повода нарушать установленный режим его дня. Прошу в дальнейшем не допускать визитов комиссии в ночное время» или «Прошу сотрудников опеки в случае визита в мою квартиру с проверкой иметь при себе сменную обувь»), снимите копию и отнесите в опеку, получив на копии отметку о приеме. Если вдруг такое заявление откажутся принимать – его можно направить по почте заказным письмом.
И самое важное. Отобрать, то есть «изъять ребенка из семьи», можно только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. При отсутствии этого акта, никто не имеет права прикасаться к вашему ребенку.
Из последних новостей
За минувший год Российское государство пошло на целую серию шагов для защиты прав детей – принята соответствующая Национальная стратегия действий сроком на шесть лет. Предложения по дополнительным мерам для государственной защиты прав и законных интересов детей, которые пострадали от преступных посягательств, недавно озвучила председатель Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая. «Мы полагаем, что сегодня есть необходимость признавать ребенка потерпевшим с момента возбуждения уголовного дела, потому что любое продление сроков влечет нарушение прав потерпевшего», – заявила она.
Также депутаты хотят расширить состав лиц, к которым переходят права потерпевшего в случае, если наступила смерть в результате совершенного преступления. «Мы знаем примеры, когда близкие родственники могут иметь прямую заинтересованность даже в наступлении смерти, и передача им прав потерпевшего, особенно ребенка, бывает вещью совершенно недопустимой», – пояснила Яровая. Поэтому предлагается, чтобы следователь мог принимать решение об отстранении в качестве законных представителей как раз тех родителей и опекунов, которые злоупотребляют правами ребенка. «Это будет новым уровнем государственной защиты интересов ребенка», – считает глава думского комитета.
Важным моментом в Госдуме считают участие адвоката. Целая категория граждан и сейчас бесплатно, т. е. за счет бюджета, получает государственного защитника, и теперь, заявила Яровая, государство готово предоставлять адвоката и детям-жертвам преступлений. «Потому что сегодня может сложиться вообще парадоксальная ситуация, когда у ребенка из приюта, ребенка-сироты вообще нет законного представителя, и никто не признается потерпевшим, и только фактически прокуратура – единственный орган, который в качестве государственного обвинителя выражает интересы и государства, и потерпевшего», – подчеркнула депутат.
Есть в таких делах и деликатные моменты, особенно когда дело касается насильственных преступлений в отношении детей. «Сегодня назрела необходимость в том, чтобы у ребенка не создавалась ситуация многократного пересказывания события насильственного преступления, – уверена Яровая. – Мы предлагаем, чтобы обязательной была процедура видеофиксации допроса ребенка».
Одобрение от главы правительства получила инициатива, чтобы насильственные преступления против детей рассматривал только профессиональный состав суда и ни в коем случае не присяжные. Поддержал Медведев предложение закрывать информацию о подобных преступлениях от СМИ.
Казалось бы – благие начинания. И опять высокие слова – защитить, оградить, спасти… Однако, зная, как в России трактуются законы, многие моменты вызывают вопросы: по каким признакам следователь может лишать родителя права на законное представление интересов ребенка? Почему не предъявляются особые требования к так называемым «бесплатным» адвокатам, которые, как и судьи, должны обладать соответствующим опытом и квалификацией (в т.ч. знаниями психологии ребенка), для того, чтобы защищать несовершеннолетнего? Почему до сих пор дела, касающиеся несовершеннолетних, тиражируются в СМИ со всеми личными данными детей и за это никто не несет ответственности? Почему, по аналогии «бездействия или жестокого обращения родителей», не рассматриваются случаи «бездействия» государственных органов – когда семье можно было помочь, но рядом никого не оказалось?
Не потому ли мы и боимся этой «ювенальной юстиции», что никаких иллюзий по поводу своей страны не питаем?! Живя в России, мы знаем, во что трансформируются красивые лозунги и даже образцово-показательные законы на местах – в конкретно взятом городе, районе, деревне. Примеров, когда благие намерения оборачиваются разрушением семьи, достаточно.
А вот еще информация «на десерт». После ратификации Россией Европейской Социальной Хартии, наша страна обязана внедрять на своей территории действие многих законодательных актов, принятых на Западе. Так, 1 октября Россия подписала международную Конвенцию по защите прав детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия. В ней, например, существуют вот такие положения:
«Статья 6. Просвещение детей (стр. 46):
В возрасте 0–4 лет необходимо предоставлять информацию (список неполный. – М.А.)
– об ощущении радости и удовольствия от прикосновения к собственному телу, мастурбации в раннем возрасте;
– о разных видах любви».
Также есть примечательная статья, которая называется «1.3. Почему надо начинать сексуальное образование до четырех лет?». У вас есть ответ на этот вопрос?

Ждем ваших комментариев на сайте gazetaokn.ru, а также в нашей группе Вконтакте: http://vk.com/feed#/gazetaokno

Подготовила Маша АЛОВА

Комментарии  

 
0 #1 Виола 09.12.2012 21:05
Наслушавшись страшилось про то, как отбирают детей, предупредила воспитателя в д.с., что у сына на ногах синяки, т.к. мы были в аквапарке. чтоб не подумала чего-нибудь плохого
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя