Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Главная Тема недели

ТЕМА НОМЕРА

В ситуационном зале районной администрации состоялись публичные слушания на тему «Проект планирования производственной зоны «Ижорские заводы» и «Проект межевания территории, ограниченной ул. Софийской и проектируемыми проездами в Колпинском районе».

Перед началом слушаний все внесли свои фамилии в список присутствующих. В нем оказалось 17 человек. В их числе – трое руководящих работников ЗАО СУ-326, двое – от комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга, еще двое – от ООО «Нефтетехнологии», по одному – от ООО «Апекс», Бизнес-парка «Ижора», ЗАО КМЗ «Ижора-Металл», Колпинского завода композитных материалов и колпинского филиала Газпромбанка… Что характерно – ни одного человека, который представился бы просто как житель района! А ведь обсуждаемая тема впрямую касалась большинства из них. Речь шла о ближайшем будущем Ижорской промышленной зоны, которая является одной из крупнейших в Санкт-Петербурге, занимая 982 гектара. Впрочем, из этой площади проектировщики исключили центральную часть, поскольку находящиеся там предприятия, в том числе Ижорский трубный завод, уже утвердили свои проекты планирования и межевания территории. Таким образом, речь шла о планировании на 634 гектарах производственной зоны «Ижорские заводы»; что касается межевания, то этот участок почти в десять раз меньше: 64,8 га. Оба проекта выполнило ООО «Институт строительных проектов», пояснения давали представители этого института В.А.Панин и О.В.Пантелеева. Было подчеркнуто, что цель проектов – комплексное устойчивое развитие территории, где появятся предприятия по выпуску различной продукции, в том числе – стекла и изделий из него, по обработке древесины, по выпуску электронного и оптического оборудования. Запроектированы дороги, улицы, проезды, утверждены «красные линии», причем за основу взята уже существующая транспортная сеть на огромной территории, где прежде располагались только Ижорские заводы, а ныне – несколько крупных и десятки мелких фирм и фирмочек. Предусмотрены парковки и автобусные остановки: ныне существующее ограждение по периметру будет частично снято, чтобы работники могли добираться до цехов как на личном, так и на общественном транспорте. Однако все крупные предприятия, безусловно, сохранят свои ограждения, поскольку полный отказ от них увеличит возможность хищения цветных металлов и создания несанкционированных свалок. Особое внимание уделено соблюдению правил пожарной безопасности и возможности проезда к каждому из уже имеющихся и будущих зданий. Учтены границы выявленных объектов культурного наследия, в числе которых – три жилых дома Адмиралтейских Ижорских заводов, термический, сталеплавильный и механосборочный цехи дореволюционной постройки, «Пильная мельница», а также – водонапорная башня. И самое главное: от Софийской улицы будут сделаны два ответвления. Первому из них проектировщики дали название «Магистраль № 1». Эта трасса частично войдет на территорию промзоны. Строительство «Магистрали № 2» фактически началось еще до проведения общественных слушаний: каждый, кто ездит по Софийской, может наблюдать по правой стороне (если двигаться в сторону Петербурга) работу мощных бульдозеров и самосвалов. Так строится новая магистраль, которую поначалу называли дорогой на Металлострой, а теперь именуют Усть-Ижорским шоссе. Этой трассе предстоит пересечь с помощью виадуков или тоннелей несколько полотен Октябрьской железной дороги, пройти через Металлострой и выйти на Петрозаводское шоссе. Обе магистрали жизненно важны для колпинцев. Благодаря им весь грузовой транспорт пойдет как на территорию Ижорской промышленной зоны, так и в обход ее, минуя жилые кварталы нашего города. Тем, кто работает в этой промзоне, вряд ли нужно рассказывать о том, какой транспортный коллапс случился у проходной рядом с КСМ (Комбинат строительных материалов), когда и автобусы сюда не ходили, и грузовики простаивали в многочасовых пробках. Увы, представленные на слушаниях схемы не давали возможности разобраться в деталях, поскольку были так перегружены этими деталями, что разглядеть их можно разве что в лупу. Когда докладчика просили показать, где же участок, на котором произведено межевание, он вначале тыкал пальцем, затем, по просьбе зала, стал вместо указки пользоваться авторучкой, но и при этом за его широкой спиной пряталась большая часть схемы (между прочим, есть такое полезное и недорогое изобретение, как лазерная указка). Что же касается отходящих от Софийской улицы магистралей № 1 и № 2, то они вообще оказались за пределами схемы, а потому В.А.Панин был вынужден делать пассы в воздухе, приговаривая: «Это примерно здесь. Наша задача – планирование и межевание территорий, а проектируют дороги другие организации». В прениях выступили и вопросы задали несколько человек, в частности – главный инженер ЗАО СУ-326 В.С.Хримян: вокруг этого предприятия все участки в аренде либо в субаренде – сохранится ли возможность свободного подъезда и строительства новых объектов? Но самым активным и резким критиком проектов выступил председатель совета директоров Управляющей компании «Южные ворота» В.А.Кочура. Хорошо поставленным командирским голосом он вначале отчитал организаторов за нарушения регламента, а затем проектировщиков – за то, что они не учли предложений УК «Южные ворота» по организации транспортных развязок и отводов от магистралей в сторону проектируемого и строящегося поселка Северная Славянка. Реплика «Это не входило в наши задачи» его, естественно, не убедила. Как заверили проектировщики, оба проекта уже прошли согласование во всех необходимых инстанциях. Инженерная инфраструктура Ижорской промышленной площадки достаточно хорошо развита. Поэтому не должно быть проблем с водо-, электро- и газоснабжением. Хозяйственно-бытовые и ливневые стоки пойдут по системе централизованной канализации на очистные сооружения п.Металлострой, которые должны быть реконструированы к концу 2015 года. Теплоснабжение обеспечит ЗАО «ГСР ТЭЦ», которое реконструирует существующие и построит новые мощности. Особое внимание – экологии. Было обещано, что площадь зеленых насаждений на территории и по периметру промзоны составит не менее 19% при нормативе в 15%. На территории промзоны и рядом с нею будут благоустроены берега рек Ижора, Славянка и Попова Ижорка, где появятся даже зоны отдыха. Верится с трудом, но ждать осталось недолго: через три-четыре года полюбуемся на обещанные перемены.

Михаил МАТРЕНИН, фото автора

Лужу ядовитокрасного цвета обнаружили в промзоне Металлострой сотрудники одного из предприятий. 9 апреля некое вещество без запаха, но с ядовитокумачовым оттенком было разлито на грунтовой дороге не доезжая несанкциониро ванной свалки.

– Свалка эта высотой больше двух метров, – комментирует акти вистэколог Олег Жгутов. – Много лет почти каждый день сюда свозят ся отходы неизвестного происхождения. Районным и муниципальным властям об этом хорошо известно.

По факту обнаружения разлива жители обратились в администра цию района. На место прибыли специалисты ГУП «Экострой», которые взяли пробы и засыпали лужу сорбентом. О том, что за вещество слили на промзоне, редакция надеется узнать в самое ближайшее время. Хочется верить, что будет инициировано и расследование происше ствия, с поиском виновных. Учитывая, что полигон по хранению токсичных промышленных отхо дов «Красный Бор» с конца января 2014 года закрыт, жители п.Метал лострой (да и всего Колпинского района) опасаются, что промзона станет своего рода новым полигоном. У нас, на окраине Петербурга, слишком легко уходят от ответственности хозяева несанкционирован ных свалок (уже в нескольких номерах мы рассказываем о подобной проблеме в п.Понтонный). А уж под шумок слить куданибудь в кусты реагент или фенол – что может быть проще? В то время как «все всё знают», а правоохранительные органы бездействуют, наш район пре вращается в зону настоящего экологического бедствия.

Екатерина МАЛЬЦЕВА, фото жителей

Нелли Ивановна ПАНОВА по праву стала Человеком года 2013. Уже во второй раз в Петербурге был организован конкурс на звание «Лучший чиновник». В течение трех месяцев жители города и Ленинградской области выдвинули на конкурс 30 государственных и муниципальных служащих. Более 75 тыс. человек приняли участие в открытом голосовании на сайте конкурса. Лауреатами 2013 года стали четыре чиновника. В их числе начальник отдела опеки и попечительства местной администрации муниципального образования г.Колпино Нелли Панова.

– Для меня это самая дорогая награда, потому что за мою кандидатуру голосовали простые люди, наши колпинцы, – сказала Нелли Ивановна после награждения.

– Нелли Ивановна, слышали новость? – говорю я при нашей очередной встрече.

– Дума собирается закон принять о применении уголовного наказания за незаконное изъятие ребенка из семьи – до 8 лет лишения свободы.

Моя собеседница замерла от неожиданности. За сорок лет работы с детьми она всякое повидала, да и мне немало житейских историй поведала. Уж к кому-кому, но вот конкретно к ней, почти двадцать лет возглавлявшей отдел опеки в крупном и сложном Колпинском районе, такие суровые меры никак не отнести. Но Пановых-то среди чиновников – единицы… Никогда не слышала, чтобы Нелли Ивановна кого-то осуждала, обвиняла, скорее наоборот, – она жалела, сочувствовала, пыталась разобраться в причинах чужой семейной драмы и всегда искала любую возможность хоть чем-то помочь. Нелли Ивановна часто вспоминала о годах своей учебы в Педагогическом институте им.Герцена как о самом счастливом времени жизни. Училась на педагога-психолога. Не думала тогда, сколько психологических портретов преподнесет сама жизнь.

И еще она с особой благодарностью помнит замечательного профессионала своего дела Олега Ермолаевича Лебедева, возглавившего Комитет по образованию в середине 1980-х годов и организовавшего курсы повышения квалификации по системному подходу в сфере образования. Со всех районов города набрал 48 специалистов, в их число попала и Нелли Панова. К тому времени Олег Ермолаевич два года прожил в Англии и делился со слушателями своим опытом, наблюдениями и выводами. Он сообщал такую «закрытую» информацию, которая поражала своей откровенностью и несовпадением с советской статистикой тех лет, далекой от истины. Говорил такие, казалось бы, простые и доступные для понимания каждого вещи о том, что нельзя подражать Западу и брать на вооружение зарубежный опыт во всем, без оглядки. Надо сохранять свои национальные корни, свой генетический материал. И главное: надо научиться так любить себя, чтобы уметь уважать других… Позже Нелли Ивановна, уже закончив Академию госслужбы, помнила о лекциях Лебедева как о руководстве к действию… Но «сохранять корни» получалось далеко не всегда …

Как известно, профилактическую работу в трудных семьях призваны вести социальные службы, которые и должны выявлять такие семьи, нуждающиеся в помощи. А в отделе опеке и попечительства местной администрации на особом учете состоят 120 семей, в которых отношения уже столь хрупкие, что могут рассыпаться по любой причине. Полномочия отдела опеки таковы, что он наделен властью определять – сохранить семью или разрушить, изъяв из нее детей. Именно изъятие становится зачастую последней каплей в разрушении семьи. У начальника отдела опеки Пановой – свои дети, еще свежи в памяти воспоминания об их болезнях, о пролитых слезах и бессонных ночах. Она даже представить себе не может, как мать сможет пережить разлуку с родным ребенком. Поэтому трагедию каждой из 120 подопечных семей переживает как свою. Стоит ли удивляться, что для многих из проблемных семей ее отдел – это спасательный круг, с помощью которого есть надежда выплыть даже в самой сложной ситуации.

Нелли Ивановна, при любой возможности, старается сохранить эту хрупкую ячейку общества, нуждающуюся во всеобщей поддержке. Житейских историй – с печальным и радостным концом – в архиве Пановой великое множество. Как трудно живут люди… Однажды при нашей встрече она сказала вдруг: «Ты знаешь, как трудно живут люди...» Она не спрашивала… Сказала вроде как про себя, но с такой внутренней болью, что сразу стало понятно – сейчас она опять думает о чьей-то горестной судьбе, как будто каждая касается ее лично. Она знает адреса всех своих подопечных наизусть. Вот молодая мама живет с ней почти по соседству. Осталась без родных, будучи школьницей. Попала в интернат.

– И вот что интересно, – рассказывает Нелли Ивановна, – у девчонки вдруг раскрылись такие таланты, каких за ней раньше не наблюдалось! Хорошо, что квартира родительская сохранилась. Теперь и сама уже мама… Как-то Нелли Ивановна рассказала о самом первом случае в своей практике, когда ребенка пришлось у мамы забирать. Было это в частном доме в п.Усть-Ижора.

«И что же сталось с той девочкой», – интересуюсь я.

– У меня до сих пор перед глазами грязный шерстяной платок, в котором Варенька лежала на полу… И мама – пьяная… Вареньку в приют тогда отвезли. Потом родственники под Новгородом нашлись, забрали ее, слава Богу. А мама спилась совсем. Умерла…

– А как решился вопрос у родителей, которые три года за дочку судились? – вновь интересуюсь я, вспоминая другую историю о родителях-алкоголиках, у которых ребенка забрали в детский дом. Родители прошли курс лечения, «завязали» с алкоголем, но уже три с лишним года ходили по судам, чтобы вернуть ребенка в семью. – Представляешь! В суде Московского района проходили одновременно два процесса: в одном зале рассматривался иск родителей на восстановление их в родительских правах, а в другом – назначенный опекун хотел эту же девочку удочерить!.. Зачем было при живых родителях отдавать ребенка чужой, причем, одинокой женщине, я не понимаю… Я написала ходатайство, конечно, в пользу родителей.

– И что же с ними сталось в итоге?

– До сих пор не могу узнать. Уже несколько раз пытаюсь их навестить, – дома никого нет… Жаль их, ужасно. Мамочка, такая маленькая женщина, худенькая. Помню, как искренне признавалась, что сама не может бросить пить… И вот ведь, бросили, хотят жить семьей. И ребенок так хотел домой. Но нельзя же столько времени людей мучить…

В общем, получается: если ребенка изъяли из семьи, то вернуть его обратно чрезвычайно сложно. Это только в теории на самом высоком уровне призывают сохранять семью, а на деле – примеры из самой жизни…

Но есть у Нелли Ивановны и другая история. Людмила приехала в Петербург издалека, из-за Урала, поступать в институт. Не удалось. Большой город – большие соблазны. Закрутилась в любовном вихре... У Люды и Сергея родилась дочь. Но девочку в роддоме не отдали маме: не было у той ни жилья, ни прописки… За дочку молодые родители боролись вместе, и это их только сблизило еще больше. Ирина съездила домой, привела свои документы в порядок. Вместе выполнили, казалось, невыполнимые условия! Молодые родители купили комнату в общежитии, сделали ремонт. Ребенка забирали через суд – долго и упорно. И за них поручилась Нелли Ивановна, зная, сколько им пришлось пережить – обо всех перипетиях в двух словах и не расскажешь… Но она им поверила. Теперь у них в доме – и любовь, и счастье. Люда часто повторяет: «Нелли Ивановна, мы за Вас Бога молим!..» Да и не одиноки они в своих молитвах. Скольким семьям помогла Панова, сколько судеб прошло через ее сердце и ранило душу… Лихие девятостые...

– Начало 1990-х – это время многих семейных трагедий, – вспоминает Нелли Ивановна. – Сколько семей осталось и без работы, и без жилья. Ловкие маклеры «разводили» доверчивых людей: давали задаток и получали за бесценок хорошие квартиры в обмен на коммуналки на окраине. Например, на Загородной улице. В этом депрессивном районе, который имеет историческое название «Балканы», оказалась и очень достойная семья, интеллигентная. Глава семейства был до этого известным спортсменом. Но очень быстро кончились деньги за хорошую квартиру, а будущее – без перспектив. Так же быстро в семье «поселился» алкоголь. Отец семейства трагически погиб, став жертвой местной шпаны. Мать уже катилась по наклонной... Так Рома остался один. Учился в 10-м интернате в п.Понтонный для особых детей. Дальше его жизнь была безрадостна… Там же, на Загородной, жили две сестры с мамой и их сыновья. Дочки спились. Частые спутники тех коммуналок – алкоголь и туберкулез. От этой страшной болезни умер один из мальчиков – и это в XX веке… Второго – Сашу – определили в наш интернат № 27. Будущее – тоже не радостное. Таким бы оно и было, если б не встретились ребятам в жизни сердобольные люди.

– Саша постоянно убегал из интерната, – рассказывает Нелли Ивановна. – И куда бы вы думали?.. На свою Загородную улицу, в подростковый клуб «Z» к Наде Савиновой. Там ему было интересно. И он хотел учиться – на бухгалтера. Вот такая мечта. В Ижорском лицее такой профессии нет. Мы провели переговоры с нашим колледжем, и Саша поступил. Учился успешно. Пришло время идти в армию, а у него вдруг обнаружили туберкулез… Теперь лечится в Павловске. Но приветы присылает регулярно… А Рому удалось на работу устроить в Колпине. Может, всё еще у него сложится в жизни. Главное – дать шанс. Парень-то очень добрый, видный, красивый – весь в отца…

Ребята очень благодарны и Нелли Ивановне, и Надежде Владимировне, которые стали для них родными людьми. О самой Надежде Савиновой – директоре клуба «Z» на Загородной можно отдельный роман написать. Почетный житель города Колпино – такое высокое звание присвоено Муниципальным Советом ей в прошлом году. И по праву. Она заслужила и большее. Будучи депутатом местного Совета, Надежда Владимировна помогала колпинцам в самых сложных жизненных ситуациях, в том числе и в жилищных. Потому что всегда умела сопереживать чужой судьбе – сама прожила не простую жизнь. Колпинский школа-интернат № 27 и в ее судьбе сыграл ключевую роль. Придя сюда однажды воспитателем, она ушла… опекуном. Так у нее появились дети – сестры Минаевы. Одна из них Юля – теперь воспитатель в том же клубе. Но рассказ о Савиновой – это отдельная история. А вот ее клуб – настоящий кладезь фантазии и неиссякаемой энергии, от директора и до любого из сотен воспитанников. Напомним, что ул.Загородная – это промышленная окраина, один из самых позитивных центров которой – клуб «Z». И Савинова, и Панова для этих детей – люди далеко не посторонние… С колпинским интернатом у Нелли Ивановны тоже давние связи, и не только служебные, но и неформальные. Она вообще по долгу службы знает всех директоров всех питерских и областных интернатов, но колпинский на особом счету – у него своя, отличная от других история.

Но сегодня Нелли Ивановна сетует: еще лет 20 назад в Питере был всего один приют для брошенных детей, то теперь они есть чуть ли не в каждом районе города. Панова вспоминает, как в 1990-е годы, разрушившие немало человеческих судеб, началось активное усыновление детей-сирот иностранцами. В нашей стране рожать стали всё меньше, а сирот становилось всё больше. Для девяти детдомовцев Нелли Ивановна нашла новые семьи за рубежом. Связь держала со всеми новыми родителями. Бывало, те откровенно делились своим беспокойством, что дети-то их иногда… приворовывают. Что ж было делать, они детдомовские, привыкли к тому, что всё – общее и ничего своего. Но этот «изъян» был временным явлением.

– Помню, одна девочка в нашем интернате училась на двойки и тройки. А ведь Калифорнийский университет окончила, – вспоминает Нелли Ивановна. – Еще была история, когда очень хорошую девочку хотели удочерить иностранцы, а лучшую ее подружку – не брали. Так ведь и первая отказалась! Говорит: тогда и я никуда не поеду… Вот ведь дети какие…

Среди директоров нашего интерната были замечательные люди. Один из бывших директоров – Юрий Васильевич Непомнящий в те лихие годы стал президентом Детского фонда Санкт-Петербурга. Он многим питерским детдомовцам помог обрести семью, оставив о себе светлую память. Среди них и пятеро малышей, уехавших во Францию, благодаря международным связям колпинской учительницы французского языка Зои Федоровны Горбачевой. Какие удивительно теплые благодарные письма получает она от своих далеких друзей за неоценимую помощь. Наши российские дети смогли стать там достойными людьми…

А Зоя Федоровна – тот самый человек, которая, будучи начальником РОНО, учила Нелли Панову в своей чиновничьей работе поступать исключительно по совести. Нелли Ивановна никогда не изменяет этому правилу… Поступать по совести... Она не раз переживала личную утрату… В 2006 году у нее на руках от инфаркта скончался супруг Петр Петрович, когда они были в ее родной деревне Руднихино в Псковской области. Замуж она выходила 18-летней девчонкой за свою первую и единственную любовь. Именно супруг помогал ей в самые трудные минуты жизни, как она говорит, «не снимать розовые очки». Ведь ее работа продолжалась и после рабочего дня. К ним домой часто приходили те, кому нужна была ее помощь, приходили со своим горем и бедой, зная, что не откажет, поймет и найдет решение. Петр Петрович уходил в другую комнату, не мешал общению, а потом спрашивал: ну, как там, что случилось у Петровых-Сидоровых? И как ты решила поступить?.. Она переживала глубокую депрессию, потеряв любимого человека и опору в жизни. В отпуск в деревню решила ехать не одна. Компанию Нелли Ивановне согласились составить два брата – воспитанники колпинского интерната.

– Мы стали договариваться, как будем жить. Я говорю: ребята, я не люблю кашу есть. Они: и мы тоже! И я люблю спать долго. А они: и мы!.. Они сами вставали, готовили еду. Особо популярны были жареная картошка и блины. Как потом признались ребята – они так соскучились по домашней жареной картошке, жареному мясу и блинам… Жаль, что велосипед был только один на двоих… А как они говорили о своих родителях, кто бы слышал!.. Они так их любят – родителей, которые им ничего не дали хорошего в жизни… И такие ведь парни добрые и талантливые. Старший Артем поступил в Горный университет, а Толик – в педагогический колледж, и оба – танцоры, даже в Болгарии выступали, призы получали…

– Помню времена, когда интернат посещали наши ветераны, помогали чем могли, и еще находили семьи, где бы детдомовцы могли провести выходной день. Так, Филипповне приглянулся один мальчуган. Коле было лет 8. Уговорила она своего деда забрать мальчика вообще, под опекунство. Филипповна нашла его родителей, которые давно уже разбежались по разным городам. Поехала вместе с Колей знакомиться к родной матери, лишенной прав. Посмотрел он на свою пьющую маму и выбрал… Филипповну.

– Так и рос Коля у них. Дед помер, а Филипповну вскоре парализовало, – продолжает рассказ Нелли Ивановна. – Николаю было всего 20, но он пять лет ухаживал за своей приемной мамой. Сам. Один… Женился недавно. Хотят с женой ребенка усыновить. И знаешь, куда пошел работать? В милицию. Говорит, хочу людям помогать… Ее работа не укладывается в рамки рабочего времени. То с утра спешит навестить кого-то из подопечных, то вечером – узнать, всё ли нормально у них, чем можно помочь: бывает, даже памперсы, игрушки, одежда и обувь для детишек – тоже помощь. И все эти подарки собираются чуть ли не каждую неделю в ее маленьком кабинете. Особенно трудно многодетным и родителям с детьми-инвалидами. Вот, к примеру, на окраине Колпина живут бабушка, мама и девочка-инвалид. Ни в детсад, ни в школу им самим не добраться – ребенку трудно даже передвигаться. На общественном транспорте с пересадками да каждый день – никаких сил не хватит. Сколько раз пыталась Панова обратить внимание районных властей на эту проблему, организовать социальный автобус для таких детей, которых в районе немало. Но проблема так и осталась не решаемой… А ребенок так и существует в четырех стенах…

Она часто вспоминает Галину Байкову – основателя центра «Поддержка» на Красной улице, первого в Петербурге, где дети-инвалиды получили возможность общения друг с другом, где у родителей появилась надежда на возможность другой жизни, а не только в замкнутом пространстве своей квартиры, где по-прежнему есть праздники и дни рождения, где есть радость и поддержка. Мало кто знает, как Галина Николаевна переживала за будущее своего мальчика. Если бы вдруг она раньше ушла из жизни, сын-инвалид не смог бы выжить без нее. Это ее больше всего волновало. Судьба распорядилась так, что он ушел раньше… Ей страшно было даже представить, если бы случилось наоборот… Светлая ей память...

Окончание следует

30 марта инициативная группа жителей п.Металлострой проводила сбор подписей под обращением к городским властям по поводу закрытия вредных производств на промзоне.

Поводом к обращению послужило возобновление работы завода по утилизации медицинских отходов, который в прошлом году был официально закрыт и демонтирован. «Активистам поселка удалось достать фактические доказательства деятельности крематория, – говорят жители. – Это накладные на въезд в промзону, где четко написана разновидность ввозимого груза: опасные отходы класса Б (то есть инфицированные отходы; материалы и инструменты, загрязненные выделениями, в т.ч. кровью; патологоанатомические и органические операционные органы, ткани и т.п.). Наибольшая активность продолжающего свою деятельность завода по утилизации медицинских отходов приходится на ночное время. Под покровом темноты из трубы крематория идет едкий дым, а запах распространяется на весь поселок. Особенно невыносимо дышать, когда дуют южный, западный и юго-западные ветры. Учитывая специфику нашего поселка, где промзона подходит практически вплотную к жилым домам, мы боимся за здоровье и безопасность своих семей, в особенности маленьких детей». Жители поселка категорически против размещения на территории промзоны Металлострой каких-либо предприятий по утилизации любых отходов. За несколько часов свои подписи под обращением поставили более тысячи металлостроевцев. Письмо с требованием разобраться с экологической ситуацией на промзоне будет направлено Губернатору Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко, председателю Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности В.Н.Матвееву, прокурору Природоохранной прокуратуры Санкт-Петербурга Ю.В.Пыхтеревой, уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге С.Ю.Агапитовой.

Крым – моя родина. Я русский, и родился там, когда полуостров был Крымской областью РСФСР. А спустя несколько лет меня и всех крымчан сделали украинцами. Так один барин дарит другому деревеньку со всеми постройками, скотиной и крепостными. Нас не спрашивали. До поры до времени это особого значения не имело. Ну разве что в школе ввели украинский язык, который все изучали без особого энтузиазма, но и без антипатии. С детства помню строки из Шевченко да несколько замечательных украинских песен. Ситуация резко поменялась с развалом СССР.

БОРЬБА ЗА АВТОНОМИЮ

В судьбоносном 1991 году, 20 января, более 93% крымчан высказались за воссоздание автономии. Ни об Украине, ни о России в вопросе референдума речи не шло: крымчане видели себя частью СССР. Верховные Советы УССР и СССР признали итоги плебисцита, однако о своем намерении воссоздать автономию заявили и крымские татары, возвращение которых на полуостров уже началось. По этому поводу журналист портала «Лента.Ру» Петр Бологов справедливо напоминает: «Претензии на Крым были предъявлены практически сразу с трех сторон, но полуостров по-прежнему оставался частью территории единого Союза. 1 декабря в автономии, как и на всей Украине, прошел очередной референдум, на который был вынесен вопрос: «Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?» …Утвердительный ответ на этот вопрос дали 54 процента крымчан… Несмотря на действовавший в то время закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», где говорилось, что «в союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии», Киев, начавший развод с Москвой, не дал пророссийским организациям полуострова, в частности Республиканскому движению Крыма (РДК), провести отдельное голосование. Таким образом, Крым по факту стал частью территории независимой Украины». С процессуальными нарушениями! Полагаю, что когда в Беловежской пуще три политика договаривались о развале СССР, Ельцин о Крыме и не вспомнил. Иначе он поставил бы вопрос о нем как условие независимости Украины. А Кравчук, бывший партийный идеолог, так к «незалэжности» рвался, что согласился бы. Помню их совместную пресс-конференцию. Выступает Ельцин и заверяет: сохранятся экономические, культурные и прочие связи, будет двойное гражданство, и бла-бла-бла. Затем слово берет Кравчук и в жесткой форме заявляет: никакого двойного гражданства. Пятого мая 1992 года депутаты крымского парламента провозгласили суверенитет Республики Крым, заявив о государственной самостоятельности полуострова, а на следующий день приняли конституцию, в соответствии с которой Крым получал собственного президента, правительство, верховный суд, гражданство и три государственных языка: крымско-татарский, русский и украинский. Крым мог самостоятельно, без одобрения Киева, назначать выборы, референдумы, утверждать премьера. Отношения с Украиной строились на основании договора, согласно которому (это важно!) народ Крыма имел право изменить территорию республики или же передать ее в состав другого государства. 21 мая 1992 года Верховный совет РФ признал антиконституционным указ о передаче Крыма Украине в 1954 году и предложил Киеву совместно договориться о статусе полуострова. Киев пропустил это предложение мимо ушей.

БЕЗДЕЙСТВИЕ ДИПЛОМАТОВ

С тех пор наша дипломатия фактически не занималась не только судьбой Крыма, но и вообще не проводила никакой внятной политики в отношении Украины. Ведь не считать же политикой «газовые», «конфетные» и прочие заморочки. Не ставился вопрос о двойном гражданстве. Наш флот в Севастополе стали называть оккупационным и потребовали за его базирование немалую плату - мы проглотили и это оскорбление. Ничего не сделали наши дипломаты и тогда, когда крымская конституция 1992 года была отменена, и Крым фактически приравняли к любой другой области Украины, ну разве что с русскими «оккупантами", которые по недоразумению в этой области подзадержались. Делопроизводство перевели на украинский, даже аннотации к лекарствам – только на украинском, во вновь выдаваемых паспортах имена стали переиначивать на украинский лад, из-за чего, к примеру, Николай превращался в Мыколу. Вообще – удивительное дело! – почему ни один из «западенцев» не задумался о том, что невозможно заставить двадцать миллионов жителей Украины, говорящих по-русски, забыть свой язык, свою историю и свою культуру… Почему, скажите мне на милость, россиянину можно иметь второе гражданство с далеким Израилем, но нельзя с близкой Украиной? Несмотря на огромное количество родственных связей и смешанных браков? И почему русский язык на Украине так и не стал вторым государственным? Когда сегодня небезызвестный Навальный говорит, что Крым не следует присоединять, а надо было предоставить самую широкую автономию, он показывает полное незнание истории вопроса. Такая автономия уже была. Но Киев сделал всё, чтобы ее ликвидировать. И сделал бы еще раз. Как откровенно высказался один из нынешних националистов еще до референдума 16 марта: «Обещайте им что угодно, а вешать мы их будем потом». Что произошло 16 –18 марта, все прекрасно знают. Возвращение Крыма в лоно России рано или поздно было неизбежно – в том числе по геостратегическим причинам: это – непотопляемый авианосец и единственное удобное место для базирования Черноморского флота. Но никто не ожидал, что Россия сделает это так решительно и стремительно.

КРЫМ ЛИКУЕТ

Радость крымчан легко понять. Вот что написал об этом севастополец Андрей Маслов: "Мы работали, когда наших детей учили украинскому языку, а родной русский был переведен в категорию иностранного. Мы, скрипя зубами, наблюдали, как на российских военных устраивалась настоящая травля. Мы проглатывали назначение очередного наместника и беспредел чиновников всех уровней. Но, самое страшное, что всё это видели наши быстро взрослеющие дети… В этом ракурсе я хочу сказать большое спасибо майдану! Если бы мы не увидели воочию ваши «евроценности», вашу первобытную жестокость, вашу ненависть ко всему инакомыслящему, ваш IQ, то, может быть, мы бы еще очень долго верили в сказку про то, что «приедет барин, барин нас рассудит». Отдельное спасибо «авторам» за один из первых изданных ими законов – закон о языке! Вы сделали всё, чтобы мы исчезли с карты этой страны. Впрочем, нас не было де-факто все эти немыслимо долгие 23 года. Мы были де-юре, и их это устраивало. Нас – нет. Мы молчали. И работали. На вас, в том числе. Так вот, зарубите себе на носу, что человека без его согласия нельзя называть другим именем. Это мерзко! Меня зовут Андрей, а не Андрiй. И никакой я не «Миколайвович», как вы записали в моем паспорте. В предыдущем (и в следующем!) я буду записан более корректно – Николаевич по одной простой причине, что моего отца зовут Николай. Настоятельно рекомендую это запомнить».

ВЕСНА ТРЕВОГИ НАШЕЙ

Крым ликует… А меня, бывшего крымчанина, нынешнего колпинца, не отпускает чувство тревоги. Ведь еще в далеком 1991 году, когда полуостров начинал борьбу за автономию, ярый националист Дмитро Корчинский заявил: "Крым будет украинским или безлюдным". Достаточно перекрыть Северо-Крымский канал – и сельское хозяйство полуострова погибнет от жестокой засухи. Пуще того: уже звучали угрозы отравить или заразить бациллами холеры воду в канале. Аналогичная ситуация с электроэнергией, более половины которой идет из Украины. В свое время в Крыму хотели построить АЭС, и Ижорские заводы даже поставили туда атомный реактор. Но после акций протеста стройку забросили, оборудование разворовали. Генераторы, завозимые из Сочи – это капля в море. Вероятно, придется тянуть кабель по дну Керченского пролива. Строительство моста через этот пролив опоздало как минимум на двадцать лет. Со вменяемым правительством в Киеве можно было бы договориться и о воде, и об электричестве. Но когда оно появится, вменяемое? По Украине рыщут банды с автоматами. То, что бандиты уже угнали полсотни КамАЗов – только начало разграбления всего российского. Вновь наступают времена Гуляй-Поля… Хуже всего, если ситуация на Украине, как того, очевидно, добиваются зарубежные кукловоды, пойдет по сирийскому сценарию, где нет линии фронта, а все воюют со всеми. Короче говоря, о долгосрочных последствиях возвращения Крыма хорошо бы поговорить лет эдак через двенадцать… Почему столько ждать? Да потому, что в свое время борьба с бандеровцами на уже освобожденной Украине длилась с 1944 по 1956 год: именно столько продолжались диверсии и выстрелы в спину. А их нынешние идейные наследники вылезли из своих замшелых схронов, и вновь так просто туда не залезут.

Михаил МАТРЕНИН

Петербуржцам продолжают приходить квитанции на оплату коммунальных услуг с огромными счетами за отопление. Пока горожане пытаются выяснить, в чем причина неожиданно увеличившихся гигакалорий в теплые месяцы зимы, журналисты одного из федеральных каналов выдвинули свою версию происходящего.

– Долги управляющих компаний перед поставщиками тепла, электричества и воды достигли 15 миллиардов рублей, – сообщили журналисты «Вестей недели». – Глава Жилищного комитета Валерий Шиян еще в феврале пожурил районные власти за то, что они не собирают данные с ТСЖ и ЖСК. Но ведь цифра – колоссальная! И не взялась из ниоткуда. Полтора года назад, осенью 2012-го, жилищники тоже оскандалились с долгами. Тогда они были меньше – 7 миллиардов. Счет на эту сумму выставили ресурсоснабжающие компании. Коммунальщики признавали только половину – около 4 миллиардов. Стороны обвиняли друг друга в неправильных расчетах. Что получается, за полтора года так и не договорились о том, по какой формуле считать? Почему долг вырос в два раза? И это притом, что петербуржцы исправнее всех в России платят за коммунальные услуги – 97% горожан не имеют задолженностей. Тогда на чьей совести эти 15 млрд рублей и не платим ли мы за чужие ошибки? Наибольшие долги у управляющих компаний – перед ГУП «ТЭК». Сумма начала копиться еще с 2007 г. Хотя Колпинский район, как и Пушкинский, договорные отношения с ГУП «ТЭК» имеет только начиная с 2012 года, до этого мы исправно оплачивали услуги «Лентеплоснаба». Вместе с той компанией, видимо, ушли в никуда и наши денежки. Как отмечают эксперты, основная причина – противоречие федерального законодательства, когда при начислении платежей использовались разные методики. В итоге сумма, которая должна быть заплачена поставщику услуги, выше той, которую заплатили граждане. По данным ГУП «ТЭК СПб», ему должны более 9 млрд рублей. Из них 7 млрд – это долг управляющих компаний и ТСЖ. Монополист признаёт – действительно, часть суммы (около 1,2 млрд рублей) возникла из-за разницы в подсчетах. Источник погашения задолженности в настоящее время не найден. По данным Жилищного комитета, примерно 650 млн рублей в год – это убытки управляющих компаний из-за тех собственников, кто по-прежнему живет без счетчиков. Потребление сверх норматива уходит на общедомовые нужды, то есть ложится на жилкомсервисы. Еще 300 млн рублей долга образовались из-за того, что в наших квитанциях исчезла строка за канализование воды на общедомовые нужды. 800 млн рублей должны неплательщики за отопление. В итоге суды завалены исками поставщиков услуг к управляющим компаниям, а те в свою очередь – к собственникам-должникам. Так, в прошлом году было подано 43 тысячи исков. В большинстве случаев суд вынес решения в пользу ресурсоснабжающих организаций. – Анализ данных показателей домовых счетчиков тепла свидетельствует о том, что отпуск тепла вырос в среднем на 30–35%, – отметил глава Жилищного комитета, отвечая на жалобы петербуржцев в начале года. На треть должна вырасти и плата за отопление. В то же время в 300 домах установлен резкий рост платы за тепло. В среднем в полтора раза. Так, в Пушкинском районе выявлено 19 домов с необоснованной платой за отопление, в Петродворцовом – 41 дом, в Колпинском – 49, в Невском – 37, а в Кировском – 35. Именно там был отмечен самый вопиющий случай – жильцам домов № 27 и № 29 по улице Зои Космодемьянской начислена плата за отопление в размере... 7 тысяч рублей. По словам Валерия Шияна, прямой зависимости между температурой наружного воздуха и цифрами в квитанциях нет. Впрочем, чиновник сам тут же запутался в своих объяснениях, сказав только, что здесь существует некая интегральная зависимость изменения температуры наружного воздуха и цифр в счетах за тепло. – Когда на улице было минус четыре, а стало минус восемь, это не значит, что теплоотпуск сразу же вырос в два раза, – сказал он. На очередном совещании в Жилищном комитете, уже в начале марта, прозвучало обращение к представителям управляющих компаний более тщательно заниматься регулировкой подачи тепла в дома и выставлять штрафы теплоснабжающим организациям, если перетоп происходит по их вине. Этой возможностью, которую управляющие компании получили перед началом отопительного сезона, никто не пользуется. Как сообщили в компании ГУП «ТЭК СПб», в дни, когда температура на улице превышает плюс 3 градуса, для того чтобы обеспечить качественное горячее водоснабжение, ресурсоснабжающая организация вынуждена поддерживать температуру теплоносителя в диапазоне плюс 65–70 градусов. Чтобы перетопа не было, жилищные организации сами должны регулировать подачу тепла на тепловых пунктах зданий. Но большинство этого не делает. По данным на 27 февраля, прокуратура Санкт-Петербурга подвела итоги проверок начислений за отопление в декабре 2013 г. Проверяющие выяснили, что в 300 домах города, где превышение стоимости было максимальным, действительно произошел перетоп по вине управляющих компаний. Прокурорам Адмиралтейского, Василеостровского, Кронштадтского, Пушкинского и Центрального районов города внесены представления об устранении нарушений законов, возбуждено девять административных дел, из них шесть – по статье за нарушение правил содержания и ремонта жилых домов. Внесено 33 представления об устранении нарушений. В прокуратуре также сообщили, что сейчас решается вопрос о возбуждении еще восьми дел об административных правонарушениях за нарушение законодательства об энергосбережении и повышении энергетической эффективности. В ходе проверок выяснилось, что управляющие компании Петродворцового, Пушкинского, Фрунзенского районов нарушали требования жилищного законодательства о начислении платы за ЖКУ по фактическим показаниям общедомовых приборов учета и продолжали расчет по нормативам потребления. К сожалению, пока нет никаких данных о проверках управляющих компаний Колпинского района. Редакция нашей газеты направила в прокуратуру запрос с несколькими адресами, где плата за тепло с начала зимы повысилась в 1,5–2 раза. Надеемся, что результаты проверки будут доведены до сведения жителей. Уж слишком прозрачной выглядит связь между миллиардными долгами управляющих компаний и увеличивающимися без всяких объяснений квартплатами петербуржцев. Маша АЛОВА

С 28 января этого года полигон «Красный Бор» в Тосненском районе Ленинградской области прекратил прием вредных отходов у городских и областных предприятий. В связи с этим компании, перевозящие токсичные грузы, не забирают у производителей отходы первого и второго классов опасности. Под большим вопросом и утилизация массовых отходов третьего класса (жидкие горючие, нефтесодержащие). Около трехсот государственных и частных компаний оказались в патовой ситуации – незаконно утилизировать опасный груз или хранить отходы у себя, рискуя получить возможные экологические проблемы на своей территории и штрафные санкции от контролирующих органов. Как рассказал генеральный директор полигона «Красный Бор» Сергей Мацуков, экологическая обстановка в городе и области стремительно накаляется. С 2010 года полномочия по лицензированию данного вида деятельности были переданы Росприроднадзору, который, по словам Мацукова, отказывается продлевать лицензию предприятию по формальному признаку – земли, на которых расположен полигон, не переведены из состава лесного фонда в промышленное пользование, как это регламентируется законом. «Я возглавляю предприятие с ноября 2013 года. Почему не был осуществлен перевод земель в промышленную категорию и своевременно не продлена лицензия, нужно спрашивать у бывшего руководства полигона. Но моей задачей является не перебирание причин, а выяснение выхода из ситуации. Если Росприроднадзор не пойдет нам навстречу и не выдаст лицензию с оговоркой - предписаниями исправить ряд недостатков, мы не сможем осуществлять деятельность еще несколько месяцев, что может привести к серьезному ухудшению экологической обстановки в городе и области», – пояснил Мацуков. Он также добавил, что остановка полигона привела к прекращению его коммерческой деятельности. «В этом месяце мы выплатили зарплату сотрудникам, а в следующем уже нечем. Если ситуация продолжит развиваться в таком ключе, я буду вынужден сокращать штат предприятия – сначала обслуживающий персонал, затем и охрану. А у нас тут многие тысячи тонн опасных и крайне опасных отходов», – сообщил корреспонденту 47news Мацуков. По словам директора «Красного Бора», Росприроднадзор рекомендовал предприятиям, вырабатывающим отходы первого и второго класса, использовать в качестве альтернативы ближайший полигон в городе Обнинске Калужской области. Однако транспортировка отходов за 500 километров будет значительно дороже, и никто из коммерческих фирм не готов пойти на это. По крайней мере, сегодня добровольцев не замечено. Мнение Мацукова разделяют и в компаниях, занимающихся транспортировкой опасных отходов. Генеральный директор ООО «ТАСС-ЭКО» Алексей Борискин рассказал, что в настоящее время его компания не принимает заказы. «Законно возить эти отходы просто некуда. Транспортировка в Калужскую область – не вариант. Если доставка тонны отходов первого-второго класса на полигон «Красный Бор» обходится заказчику в 500–1000 рублей, то в Обнинск будет в три с половиной раза дороже. Государственным предприятиям, может быть, это и компенсируют, а частные столько платить не будут». По словам Борискина, сейчас городские и областные компании складируют опасные отходы у себя, но не все имеют необходимые для этого условия и, в любом случае, критический объем хранения скоро будет достигнут. Росприроднадзор признал опасность «Красного Бора» Пресс-секретарь департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу (Росприроднадзор по СЗФО) Гульнара Гудулова разъяснила, что полигонов, имеющих лицензию на размещение отходов 3–4-го классов опасности, в регионе достаточно. Количество отходов 1–2-го классов опасности, принимаемых полигоном «Красный Бор», составляло до 1,5 тысячи тонн в год, а это сравнительно немного. Кроме того, по закону отходы 1–2-го классов могут храниться на территории предприятий до полугода в специально оборудованных местах, а за это время есть шанс, что «Красный Бор» возобновит свою деятельность. По словам Гудуловой, за период эксплуатации с 1973 года 87% территории полигона использовано и представляет собой закрытые карты-котлованы, наполненные отходами, укрытые верхним слоем без необходимых мероприятий по рекультивации. По мнению секретаря департамента Росприроднадзора, в «Красном Бору» преимущественно перерабатывались только нефтесодержащие отходы, которые использовались в качестве топлива для установок термического обезвреживания. В 2013 году эти установки не работали. Фактически, опасные отходы на полигоне не утилизировались, а складировались. «Руководство полигона дважды обращалось в наш департамент по вопросу продления лицензии, но каждый раз комплект документов был не полным. Таким образом, по действующему законодательству, выдача лицензии невозможна, и мы не приступали к процедуре лицензирования. Кроме того, проведенными проверками установлено, что гидротехнические сооружения полигона не соответствуют нормам безопасности, особенно в период паводков и не могут эксплуатироваться»,– рассказала Гудулова. Также она сообщила, что Росприроднадзор направил полномочному представителю президента по СЗФО и губернатору Санкт-Петербурга запросы о деятельности ГУПП «Красный Бор» и перспективах решения экологических проблем. 47news

Я МЕЧТАЛА О ПЯТЕРЫХ ДЕТЯХ

Многодетная мама пришла в редакцию со своей проблемой: у нее четверо детей, но она хочет взять еще сироту под опеку. Походила по инстанциям, и раз, и два, чиновники обещали позвонить, но вот прошло более полугода и, похоже, судьба сироты никого не волнует, кроме нее…

 

Здравствуйте, дети! Давайте знакомиться! Меня зовут тетя Оля. А вас как?


На просторной кухне в квартире Елены Южаковой и Карена Варданяна заметное волнение. Завтра у главы большого семейства  – день рождения. Подготовкой заняты все.
В кресле – две черноглазые девчушки. Самая говорливая и бойкая Карина, ей 6 с половинкой, знакомит меня с младшей сестренкой Даяной, которой 4,5 года. Потом на кухне появляются младшие мужчины. Старшему сыну Косте 14 лет, а Денису 10 – это сын Лениной родной сестры Светы – она тоже здесь. Еще есть у Лены младший брат Саша, но его в тот день дома не было. А потом глава семейства позвал знакомиться и других членов семьи, и из комнаты вышел рослый симпатичный юноша Армен, держа на руках самую младшую из сестер Ангелину, которой еще нет и полутора лет.
Как вам здесь живется? – спрашиваю у Армена,недавно ставшего тоже членом этой семьи.
Весело! – отвечает он, улыбаясь.
Дошла очередь и до знакомства  с тещей и свекровью. Галина Васильевна много лет отработала на Ижорском заводе, в цехе № 75. Она родом из Краснодарского края,  а Ленин папа – из Архангельска. А семью создавали здесь, в Колпине.
Нас у мамы трое, – говорит Елена. – А я всегда хотела, чтобы у меня было не меньше пятерых. И пятой была бы девочка, мы уже и имя придумали – Лиана. К сожалению, 6-месячная беременность закончилась неудачно… – с грустью говорит Лена.
Мы меняем тему и знакомимся с симпатичной, не по возрасту моложавой приветливой  Джеммой, родом из Еревана. Говорю, что в советские времена, путешествуя по стране, бывала в этом очень красивом и гостеприимном городе – это вызывает у собеседницы радостную реакцию. Там осталась ее Родина, на которую теперь добраться недешево: Грузия перекрыла прямые пути по железной дороге, а на самолете нынче накладно…
Теперь мы все дружно передвигаемся по квартире, и дети рассказывают, где кто живет и где чья комната. Квартиру хозяева перестроили так, чтобы было удобно всем. Странно, что это не понимали проектировщики, когда планировали в 4-комнатной квартире кухню всего в 5 кв. м?  
К чести семейства надо сказать, что порядок присутствовал везде, хотя, конечно, где-то и обои ободраны, а где-то разрисованы, ремонт местами не закончен, но если учесть многонаселенность этой квартиры, в которой жилых метров всего 48,5 на десятерых  прописанных! То – сами понимаете… Но на глаза не попались ни кучи нестиранного белья, ни горы грязной посуды. В перестроенной ванной комнате и на кухне – евроремонт с современным дизайном. И хозяйка большого семейства не производит впечатление замученной бытом женщины – стройная, улыбчивая и приветливая.  Интересуюсь у детворы – как маме помогаете?
– Мы – уборкой, – отвечает за мужчин Костя.
– А мы посуду моем, – тут же добавляет бойкая Карина.
Дети слушаются папу Карена беспрекословно: взрослые ни разу не повысили голос, чтобы успокоить разыгравшихся детей, – достаточно было строгого слова папы, которого дети, видно, уважают.
Дети идут играть на свою половину, а мы начинаем взрослые разговоры. Мне интересно, как в этой многочисленной семье организуют свою жизнь, чтобы в ней получали радость семейного счастья и дети, и взрослые? К тому же Елена и Карен – занимаются строительным бизнесом, у них своя фирма, собираются открыть еще одну...
Бабушка Галина Васильевна ушла с Ижорского завода на рубеже веков, когда начали закрываться заводские цеха. Работала в Петербурге в строительной фирме, а вскоре организовала свою. И дочь увлекла за собой. Елена не успела закончить ЛГУ им.Пушкина – затянула семейная жизнь. Но организаторская жилка в ее характере явно прослеживалась, и дело пошло. Однажды зашли они с мамой в будущую гостиницу «Ингрию», которая тогда строилась, в поисках хороших мастеров. Так встретились Елена и Карен. Он выполнил заказ, и вскоре она поняла, что нашла не только высококлассного мастера, но и настоящего мужчину. Так упрочился и семейный бизнес.
Мы сидели на кухне, пили чай. Я интересуюсь: как с молодыми знакомились теща и  свекровь?
– Я сначала была против, – рассказывает Галина Васильевна. – Не принимала зятя, ругала дочку. Но постепенно, глядя на них, поняла, какой Карен настоящий семьянин, любит детей, уважает жену, мастер на все руки. Чего же для семейного счастья надо…Теперь он мне как сын родной…
– А я вспоминаю, как мы с мамой Карена знакомились в нашем аэропорту, – рассказывает Лена. – Думала, сейчас увижу женщину с большим носом. А тут выходит  блондинка, в солнечных очках, джинсовом костюме, молодая, стильная. Я обомлела – это твоя мама?! – говорю. Все дружно смеются, вспоминая эту сцену.
– Я тоже была против их союза, – призналась свекровь. – Но они меня победили. Теперь души не чаю и в невестке, и во внуках, так люблю их… 

Ну, и какие же они – внуки? Лена рассказывает о каждом из детей. Старший Костя – по натуре философ, решил заниматься журналистикой, уже пошел в кружок в ДМ «Колпинец». Непоседе Карине интересны спортивные игры, ей нравятся ролики, коньки, художественная гимнастика. Самая ласковая Даяна требует к себе особого внимания, ревнует взрослых к другим детям, но любительница танцевать. Ну, а маленькая Ангелина-веселушка – явно будущая певица. Интересы у детей разные, угодить всем трудно. Если бы не бабушки… Летом Галина Васильевна увозит детей на дачу, за Вырицу в Лужском районе: в деревне выстроен дом еще для ее родителей, которые жили там, переехав из родного Краснодарского края. Там, в деревне, теперь их могилы…
Свекровь Джемма  живет в Колпине у брата Карена. И она, конечно, всегда готова помочь Лене в ее заботах с детьми. И все же, как умудряется многодетная мама сочетать заботы о семье и занятие бизнесом?
– Не скажу, что легко, – говорит Елена. – Впрочем, кому нынче легко... Столько всякой бюрократии кругом. Наша квартира была коммуналкой. Мы впятером жили в двух комнатах 18 кв. метров. Соседи уехали, квартира стала наша. Но семья-то росла. Нас стало уже три семьи. Но каким-то странным образом мою многодетную семью сняли с очереди на жилье без всякого предупреждения. С 2009 года я пыталась вновь встать на очередь – отказывали. Пока была в очередном декретном отпуске, время позволяло изучить разные законы, Жилищный кодекс, написать кучу писем, в общем, я всех «достала» – и нас поставили все-таки на очередь в мае прошлого года. Но сколько лет потеряно! Как многодетная мать стою в очередь и на земельный участок с того же 2009 года. Мы же сами можем  и дом построить, и отделать его, и  к труду привычные. Но участков для нас так и нет, одни обещания… Вообще, мы мало знаем о наших правах, льготах, мы – самые незащищенные. Я много общаюсь с такими же мамами в Интернете, мы делимся друг с другом опытом. Так я узнала, что на 4-го ребенка выделяется единовременный сертификат в 100 тысяч рублей, притом, что на 3-го – ничего. Нашла закон, написала заявление. Прихожу в МФЦ. Молодая девушка недовольно бурчит: что вы тут всё ходите, уже всё и так получили! Я настаиваю: напишите тогда отказ и его причину. Она звонит начальству: мол, опять тут многодетная пришла, чего-то требует… Ощущение такое, будто я в ее карман залезла. Но своего я все-таки добилась... Вот на старшего сына государство до 18 лет выделяет около 700 рублей в месяц. До полутора лет на ребенка мать получает 40% от зарплаты за два последних года. Если успевает поработать. А если, как я, например, из декрета – в декрет… Рецепты на бесплатные лекарства для детей храню как память об отсутствии таковых. О бесплатном проезде матерей на транспорте знают только в МФЦ, но не в автобусе. И смотрят на нас – многодетных – как на не вполне нормальных. И прочее, прочее… Самое удивительное, что доступной и понятной информации по льготам или правам многодетных семей нам нигде не найти!..  Если бы не было всех этих «мелочей», которые отравляют нашу жизнь...
–  Может тем,  у кого есть свой бизнес, легче детей растить? – спрашиваю я.
Даже о нерадостных вещах Лена рассказывает с улыбкой, пусть и не совсем веселой. Их семейная фирма работала в Колпине не один год, дела шли неплохо. Лена изучила компьютер, умеет вести дела,  водит автомобиль. Но что такое государственный заказ? Это значит надо выполнить работы за свой счет, без уверенности, что с тобой бюджетная организация расплатится по счетам и вовремя. Так случилось и с ними: чиновники решили не платить по заключенным контрактам, а попросту – «кинули».   Лена пережила такой стресс, что желанная беременность закончилась трагедией…
– Тогда у меня еще не было опыта через суд отстаивать свои права... Нашим работникам пришлось выплатить зарплату из своих же средств.  Залезли в долги. С бизнесом «ушли» в город. И не мы одни. Настали трудные времена, и теперь продолжаются.. Задолжали за квартиру – и это обычная ситуация для многодетных семей в стране. Пени начисляют непомерные – по 32 тысячи в месяц! По какому закону?... Пробовали получить хоть какие-то субсидии на развитие бизнеса. Поняли – затея без вариантов!.. Но мы оптимисты, – вновь улыбаясь, говорит Лена и добавляет совсем неожиданное: – Я открываю студию красоты в Колпине. Думала, успею к 8 Марта, но не получилось. Ну да ничего…
И тут самое время рассказать о том, с чем она пришла к нам в редакцию.
В мае прошлого года у дальнего родственника мужа случилась беда. Лена с Кареном отправились в Солнечногорский район Подмосковья. Там и нашли двух братьев: Арама и Армена. И хотя это уже взрослые молодые люди – старшему 23 года, младшему 17 – у них не было ничего: ни жилья, ни семьи, ни даже паспортов…
Армен вообще не помнит свою мать, и не хочет о ней ничего знать. Она оставила отца с тремя сыновьями, когда Армену был всего годик. Иногда появлялась на горизонте и вновь исчезала. В поселке отца многие уважали, помогали, чем могли, даже подписи собирали за помощь семье, но годы шли, и всё оставалось по-прежнему. Армен пошел учиться в Луневскую школу, получал грамоты и благодарности – как и его отец «за хорошее воспитание сына, за доброе отношение к детям». Сердобольная соседка помогала отцу-одиночке, она-то и сберегла те грамоты и поведала историю непростой жизни. Рассказала и о том, что средний брат от неустроенности жизни… повесился. А тут еще и их вагончик, в котором ютились, сгорел. Поселили их в какую-то лачугу. Армен совсем учиться перестал. А тут новое несчастье: отец в свои 52 года не смог справиться с очередной бедой – скончался от инфаркта…И остались два брата совсем одни.
– Когда я увидела, в каких условиях они живут!.. Вернее, отсутствие условий вообще, то сразу решила, что ребят срочно надо забрать к нам, – рассказывает Лена. – Соседка меня предостерегала, что Армен очень замкнутый, нелюдимый, мол, трудно с ним будет. Но мы решили с Кареном, что надо спасать детей…  Старший Арам живет своей жизнью, его здесь приютили родственники. Армен сначала нас сторонился, привыкал. Летом жил у нашей бабушки в деревне. Она о нем очень хорошо отзывается: внимательный,  работящий, безотказный. А теперь слышу, как он моих наставляет, младших, что «надо ценить мамин труд», «радоваться тому, что у вас есть семья…». Он совсем другой стал. Отогрелся… Осенью я прошла несколько инстанций, в том числе и отдел опеки, объяснила ситуацию, попросила помочь парню продолжить учебу, устроиться как-то в жизни. Мне ответили: у вас надо его забрать… А Армен говорит – я сбегу! Да и как же его в 17 лет в детский дом отправлять!.. 
Лена вновь наведалась в отдел опеки, вновь объясняла, что есть даже координаты беглой матери Армена, можно лишить ее родительских прав. Сказали, что позвонят. Но вот уже и два месяца нового года прошли...
– Парень так и не учится, говорит, работать буду, и нам, конечно, помогает. Но как без образования-то… Не в лесу ведь живем… Но, честно говоря, угнетает понимание того, что надо везде ходить, доказывать свои права, писать жалобы и заявления, требовать исполнения, словно чиновники для того и созданы, чтобы отказывать и ничего не делать! – Лена своим тоном не возмущается, а скорее убеждает, что добиться результата может только настойчивый человек и не ленивый в ходьбе по кабинетам.
Тогда я посоветовала Лене записаться в отделе опеки на прием к Нелли Ивановне Пановой: если возможно, она обязательно поможет. А собственно, в чем тут проблема? Человеческое участие в судьбе человека, попавшего в трудную жизненную ситуацию…
Вспоминаю, как пятый Ленин ребенок – Армен вышел к нам на кухню с Ангелиной на руках, как по-взрослому заботливо было выражение его лица, как ласково он держал девчушку. И она чувствовала себя весьма уютно, как, впрочем, и всё население этой квартиры. Не так долго младшее поколение мелькало у меня перед глазами, но этого вполне достаточно, чтобы понять, что здесь нет споров и раздоров, что  полноценная семья живет насыщенной радостями детства жизнью. Нынче это не такое уж частое явление, к сожалению… Ну, а Лена своего добьется, не сомневаюсь! Только бы хватило сил!..
P.S. В телефонной трубке слышу радостный голос: «Спасибо Нелли Ивановне! Были с Арменом у неё на приеме. Уже послали запрос в Подмосковье. Написала заявление, будут оформлять опеку. Иду учиться на курсы опекунов – это при моих-то четырех детях (смеется). Жаль, что год у Армена пропадает, но он уже готов учиться… Да, а об открытии нашей студии красоты я Вам сообщу обязательно!..»
Успехов тебе, Лена Южакова, выносливости, терпения и огромной любви твоего большого семейства! 

Ольга ГОРДЕЕВА
Фото Ирины Петросян

 

Многострадальный Металлострой все чаще становится героем наших публикаций. Экологическая ситуация в поселке медленно и верно приближается к отметке критической. Проблемы нелегальных свалок и сжигания мусора на просторах промзоны обсуждают уже много лет подряд – результата нет до сих пор. Невозможность, или нежелание, решения этой проблемы исполнительными и надзорными органами привела к нарастающей социальной напряженности в поселке.

В апреле прошлого года природоохранная прокуратура Петербурга проводила выездные проверки на промзоне. Итогом стало прекращение незаконной деятельности по выбросам вредных веществ в атмосферу Комплексом термического обезвреживания медотходов ООО «ТехноЭко» – «завода-крематория», о котором мы рассказывали неоднократно. Колпинский районный суд тогда же удовлетворил исковые требования природоохранного прокурора о запрете деятельности ЗАО «ГлобалКолорс», также расположенного в промзоне. Под внимание прокурора попало и ЗАО «Безопасные технологии», занимающееся монтажом сборных металлических конструкций, но попутно выбрасывающее в атмосферу целый «букет» вредных веществ. Казалось, часть проблем жителей поселка была решена. Но не прошло и года, как черный едкий дым вновь накрывает сам Металлострой, и ближайших соседей: поселки Усть-Ижора и Понтонный. И вновь жители и муниципальные власти – на страже. 24 февраля в здании муниципалитета п.Металлострой прошло заседание комиссии по законности и предпринимательству под председательством депутата С.С.Шкленского, на котором присутствовали глава МО Т.Н.Шипкова, жители поселка. Целью собрания было написание обобщенного запроса в надзорные ведомства с требованием проведения проверок на вредоносных предприятиях. Собравшиеся попытались обозначить полный список проблемных адресов, которые вопреки запретам и закону продолжают своими выбросами загрязнять окружающую среду. Обсуждали и вновь заработавший вроде как закрытый «завод-крематорий». Только теперь он работает на новом месте и под новым юридическим адресом. Как удалось выяснить, печь «крематория» расположилась на территории предприятия «СеверСплав», сама же организация называется ООО «Экосервис». На сайте компании http://www.eko-service.3rgroup.ru/ указан лишь адрес регистрации вблизи станции м. «Елизаровская». И ни слова о площадке в Металлострое. Активистам поселка удалось достать фактические доказательства деятельности крематория – накладные на въезд в промзону, где четко написана разновидность ввозимого груза: опасные отходы класса Б. Документы переданы в администрацию Колпинского района и также будут отправлены в природоохранную прокуратуру. Возникают резонные подозрения о том, не сжигают ли там заодно и бытовые отходы. И позволяет ли оборудование сжигать столь опасные отходы без вредных выбросов в атмосферу? Хотя если бы предприятие соответствовало всем принятым европейским стандартам, то вряд ли оно работало бы «под прикрытием». Поэтому остается лишь догадываться о том, какие загрязнения негласно попадают в воздух, которым дышат жители поселков. Но не только деятельность «крематория» вызывает негодование металлостроевцев. На территории промзоны по-прежнему, несмотря на многочисленные и регулярные жалобы жителей, производят обжиг труб. Происходит это рядом с проходной предприятия ООО «Вейнер пластик». И руководители «Вейнер Пластика» не раз жаловались на едкий густой дым, который выделяется в процессе обжига. Но их жалобы так и не привели к закрытию вредоносного предприятия. На страницах нашей газеты мы также освещали эту проблему («ОКНО» № 38 (889) от 25.10.2012), писали и запросы в прокуратуру – ответы был следующими: не удается установить владельца. А раз владелец неизвестен, то и спрашивать не с кого. Удивительная ситуация, когда в реальном времени у всех на виду существуют некие «заводы-призраки». Это не лавка какая-то, а целое предприятие!.. Главной причиной творящегося беспредела является отсутствие полной описи всех предприятий промзоны: ни Комитеты, ни КУГИ не владеют полной информацией. Связано это с тем, что многие владельцы сдают земли в аренду, арендодатели – в субаренду и так далее. Поэтому определить того, кто реально осуществляет деятельность, очень сложно. Хотя прокуратуре-то это должно быть под силу… Если нет, то кто может определить, законно или нет работает предприятие? Неужели нет никаких органов власти… Итогом заседания стал сформированный запрос в контрольные ведомства с просьбой проведения не только проверок, но и проб воздуха и земли. С тем условием, что забор проб воздуха будет происходить в ночное время, когда происходит основная трудовая деятельность. А не днем, как происходит обычно, так как контролирующие организации работают то ли до 17, то ли до 18 часов… Причем предприятия, как правило, бывают кем-то предупреждены о проверке и, соответственно, никаких вредящих воздуху выбросов не осуществляют. Поэтому пробы воздуха показывают норму. И главное, чтобы те самые надзорные органы пояснили, как получилось, что «крематорий» вновь появился в Металлострое без каких-либо общественных слушаний? Как тут не вспомнить недавнее собрание жителей в Красном Бору и заверения чиновников в том, что «если на общественных слушаниях жители будут «против», то ничего строиться без их согласия не будет»!.. Но, видимо, по мнению бизнесменов, жителей гораздо выгоднее вообще ни о чем не спрашивать... И просто работать, гадить и отравлять. Безнадзорно и бесконтрольно.… Вот и получается, что промышленный Колпинский район по-прежнему со всех сторон замкнут в экологическую ловушку. Дышите глубже, уважаемые колпинцы! Если сможете…

Рина СИНЕВА, фото жителей п.Металлострой

15 февраля исполнилось ровно 25 лет с момента, когда последние подразделения Советских вооруженных сил покинули территорию Афганистана. В той войне погибло свыше 15 тысяч солдат и офицеров различных структур и ведомств. Каждый год бывшие воины-интернационалисты собираются вместе, чтобы вспомнить пережитое и помянуть погибших товарищей. По всей стране 15 февраля традиционно проходят митинги и памятные мероприятия. В Колпинском районе немало тех, кто прошел через «афганский котёл», с честью выполнив свой долг по защите мирного населения от бандформирований. Ветераны «необъявленной войны» собрались в минувшую субботу в поселке Металлострой, по традиции посетили могилы своих боевых товарищей на кладбище у Владимирской церкви в п.Усть-Ижора. А начался этот памятный день с экскурсии для ветеранов нескольких поколений – участников международных конфликтов, ветеранов Великой Отечественной войны, жителей блокадного Ленинграда - в историческое сердце Санкт-Петербурга, Петропавловскую крепость. Точку в экскурсии поставил прозвучавший точно в полдень артиллерийский залп, который было доверено совершить подполковнику запаса, участнику Афганской войны, депутату Муниципального Совета п.Металлострой Александру Храброву. «Хочу выразить слова благодарности тем ребятам, которые сегодня здесь с нами, - сказал Александр Николаевич. - Сейчас нам, воинам-интернационалистам, надо задать новую повестку в жизни: необходимо собрать не только тех, кто служил в Афганистане, но и объединить всех ветеранов локальных войн. Мы не должны быть забыты, ведь ветераны – это активная часть населения, и зачастую мы одними из первых реагируем на различные проблемы и инициативы в районе». О том, что сегодня делается для поддержки бывших военнослужащих, прошедших через горячие точки, рассказал ведущий мероприятия – глава местной администрации п.Металлострой Андрей Васаженко: «Мы реализуем наши адресные программы, проводим для ветеранов досуговые мероприятия – экскурсии, концерты, встречи с интересными людьми. И мы с удовольствием участвуем в собраниях, которые ветераны инициируют по разным вопросам и темам. Что касательно адресной помощи, то могу привести пример с ветераном Великой Отечественной войны Валентином Васильевичем Гусевым, которому за счёт привлечённых средств неравнодушных предпринимателей поселка было отремонтировано жильё». Одно из главных событий этого дня было еще впереди. Перед зданием муниципалитета днем собралось немного народа, ставших свидетелями знаменательного события – награждения победителей конкурса «Послание будущим поколениям». Дипломы авторам лучших эссе–обращений к потомкам вручила глава МО п.Металлострой Т.Шипкова. Татьяна Николаевна поблагодарила жителей поселка за активное участие в конкурсе и высказала уверенность в том, что память о славных делах наших предков будет передаваться из поколения в поколения. Кульминацией дня стала закладка привезенной из Петропавловки отстреленной в тот день гильзы с посланием потомкам. В этом событии приняли участие жители поселка, ветераны, школьники, под музыкальное сопровождение и залпы воинского салюта. Им, не вернувшимся с войны, были посвящены стихи и песни. В будущем на месте закладки гильзы планируется установить памятник воинам-интернационалистам.

Соб.информ.

Фото Инны СОКОЛОВОЙ

Реклама в газете: будь в фокусе читателя