Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Главная Тема недели

ТЕМА НОМЕРА

В течение долгого времени редакция нашей газеты освещала историю о том, как жители пытаются отстоять сквер напротив дома 4 по улице Красных Партизан. Хождение по всевозможным инстанциям, многочисленные письменные обращения, поиск поддержки у депутатов разных уровней… – всё это началось почти три года назад, когда только появилась информация о возможном строительстве на ул.Красных Партизан многоквартирного жилого дома. И вот, казалось бы, вопрос решился: в городской Закон о зеленых насаждениях общего пользования внесена поправка о включении в него колпинского сквера «южнее д.42 по Павловской улице». Однако губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко вернул закон без подписания. Градоначальник предлагал внести в документ, который определяет около 500 новых территорий, подлежащих инвентаризации для последующего включения в список ЗНОП, некоторые изменения. В частности, Полтавченко предложил исключить из перечня два сквера: на Лермонтовском проспекте у д.49 и на улице Красных Партизан - южнее д.42 по Павловской улице в Колпине. Как пояснил РБК руководитель Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов, зеленая зона на Лермонтовском проспекте, которую предлагалось выделить в сквер, в итоге войдет в состав участка детского сада, которому в настоящее время территории не хватает. А вот с участком в Колпине, по словам эксперта, дела обстоят несколько сложнее. Там жители борются с уплотнительной застройкой, говорит он, добавляя, что пока не ясно, кто лоббирует данные изменения, но ресурс таков, что они могут быть внесены со стороны губернатора. «Интересы жителей Колпино в этом смысле будут однозначно ущемлены. Депутат Сергей Антипов, к которому обращались за помощью в отстаивании своих интересов жители Колпино, отметил, что там за бюджетный счет планировалось построить трехсекционный десятиэтажный дом. История длится уже около двух лет, на данный момент ситуация не разрешена», - говорит А.Карпов. Предполагая худший исход, инициативная группа жителей направила письма и подписи колпинцев в адрес губернатора, председателя Законодательного Собрания и руководителей всех фракций ЗакСа. Вот официальный ответ руководителя фракции ЛДПР М.Э.Яковлева: «…Я разделяю позицию моего коллеги депутата Антипова С.Н. по сохранению сквера в г.Колпино по ул.Красных Партизан южнее д.42 по Павловской улице в Перечне территорий зеленых насаждений общего пользования. Принятый Законодательным Собранием Санкт-Петербурга 25 декабря 2013 года Закон Санкт-Петербурга «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О зеленых насаждениях общего пользования» возвращен Губернатором Санкт-Петербурга в парламент 28 января 2014 года с предложением о внесении изменения, в том числе в части исключения сквера из Перечня ЗНОП по вышеуказанному адресу. Обращаю Ваше внимание, что в соответствии с п.4 ст.33 Устава Санкт-Петербурга возвращенный Губернатором Закон может быть одобрен в ранее принятой редакции не менее чем двумя третями голосов от установленного числа депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга». Возвращенный губернатором документ был вынесен на голосование Законодательным Собранием в среду, 12 февраля. Депутат С.Н.Антипов, отстаивающий интересы жителей, прокомментировал итоги голосования: «За Закон о зеленых насаждениях, с исключением поправок по Адмиралтейскому району и по скверу на ул.Красных Партизан в Колпино, проголосовали 39 депутатов, четверо воздержались и лишь я проголосовал против, так как это была моя поправка. Я очень сожалею о том, что ситуация повернулась таким образом. Во-первых, не включение поправки по Красных Партизан абсолютно не учитывает мнение жителей, которые хотят жить в комфортных и достойных условиях. Во-вторых, и мне уже неоднократно приходилось выступать в ЗакСе на эту тему, - случившееся наглядно показывает непоследовательность действий исполнительной власти. В 2006 году район предоставил обязательства жителям, что на этой территории ничего не будет построено, после чего муниципалитетом в сквере были высажены более ста молодых кленов. И я не понимаю, почему решение оставить зеленую зону жителям было изменено. В-третьих, из ответов на многочисленные запросы в структуры исполнительной власти, которые направляли я и другие депутаты ЗакСа, становится очевидным, что проектирование жилого дома на ул.Красных Партизан было начато без должного оформления земельного участка. Дело в том, что только в июне 2013 года вышло постановление КГА о выделении этого участка под строительство, а проектирование объекта началось в 2011 году. Имеется еще ряд нарушений градостроительного законодательства». В ближайших номерах мы обязательно опубликуем мнение жителей по этому вопросу и выясним их дальнейшие планы. Подготовила Маша АЛОВА

В течение долгого времени редакция нашей газеты освещала историю о том, как жители пытаются отстоять сквер напротив дома 4 по улице Красных Партизан. Хождение по всевозможным инстанциям, многочисленные письменные обращения, поиск поддержки у депутатов разных уровней… – всё это началось почти три года назад, когда только появилась информация о возможном строительстве на ул.Красных Партизан многоквартирного жилого дома. И вот, казалось бы, вопрос решился: в городской Закон о зеленых насаждениях общего пользования внесена поправка о включении в него колпинского сквера «южнее д.42 по Павловской улице». Однако губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко вернул закон без подписания. Градоначальник предлагал внести в документ, который определяет около 500 новых территорий, подлежащих инвентаризации для последующего включения в список ЗНОП, некоторые изменения. В частности, Полтавченко предложил исключить из перечня два сквера: на Лермонтовском проспекте у д.49 и на улице Красных Партизан - южнее д.42 по Павловской улице в Колпине. Как пояснил РБК руководитель Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов, зеленая зона на Лермонтовском проспекте, которую предлагалось выделить в сквер, в итоге войдет в состав участка детского сада, которому в настоящее время территории не хватает. А вот с участком в Колпине, по словам эксперта, дела обстоят несколько сложнее. Там жители борются с уплотнительной застройкой, говорит он, добавляя, что пока не ясно, кто лоббирует данные изменения, но ресурс таков, что они могут быть внесены со стороны губернатора. «Интересы жителей Колпино в этом смысле будут однозначно ущемлены. Депутат Сергей Антипов, к которому обращались за помощью в отстаивании своих интересов жители Колпино, отметил, что там за бюджетный счет планировалось построить трехсекционный десятиэтажный дом. История длится уже около двух лет, на данный момент ситуация не разрешена», - говорит А.Карпов. Предполагая худший исход, инициативная группа жителей направила письма и подписи колпинцев в адрес губернатора, председателя Законодательного Собрания и руководителей всех фракций ЗакСа. Вот официальный ответ руководителя фракции ЛДПР М.Э.Яковлева: «…Я разделяю позицию моего коллеги депутата Антипова С.Н. по сохранению сквера в г.Колпино по ул.Красных Партизан южнее д.42 по Павловской улице в Перечне территорий зеленых насаждений общего пользования. Принятый Законодательным Собранием Санкт-Петербурга 25 декабря 2013 года Закон Санкт-Петербурга «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О зеленых насаждениях общего пользования» возвращен Губернатором Санкт-Петербурга в парламент 28 января 2014 года с предложением о внесении изменения, в том числе в части исключения сквера из Перечня ЗНОП по вышеуказанному адресу. Обращаю Ваше внимание, что в соответствии с п.4 ст.33 Устава Санкт-Петербурга возвращенный Губернатором Закон может быть одобрен в ранее принятой редакции не менее чем двумя третями голосов от установленного числа депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга». Возвращенный губернатором документ был вынесен на голосование Законодательным Собранием в среду, 12 февраля. Депутат С.Н.Антипов, отстаивающий интересы жителей, прокомментировал итоги голосования: «За Закон о зеленых насаждениях, с исключением поправок по Адмиралтейскому району и по скверу на ул.Красных Партизан в Колпино, проголосовали 39 депутатов, четверо воздержались и лишь я проголосовал против, так как это была моя поправка. Я очень сожалею о том, что ситуация повернулась таким образом. Во-первых, не включение поправки по Красных Партизан абсолютно не учитывает мнение жителей, которые хотят жить в комфортных и достойных условиях. Во-вторых, и мне уже неоднократно приходилось выступать в ЗакСе на эту тему, - случившееся наглядно показывает непоследовательность действий исполнительной власти. В 2006 году район предоставил обязательства жителям, что на этой территории ничего не будет построено, после чего муниципалитетом в сквере были высажены более ста молодых кленов. И я не понимаю, почему решение оставить зеленую зону жителям было изменено. В-третьих, из ответов на многочисленные запросы в структуры исполнительной власти, которые направляли я и другие депутаты ЗакСа, становится очевидным, что проектирование жилого дома на ул.Красных Партизан было начато без должного оформления земельного участка. Дело в том, что только в июне 2013 года вышло постановление КГА о выделении этого участка под строительство, а проектирование объекта началось в 2011 году. Имеется еще ряд нарушений градостроительного законодательства». В ближайших номерах мы обязательно опубликуем мнение жителей по этому вопросу и выясним их дальнейшие планы. Подготовила Маша АЛОВА

Николай Владимирович Шахов – житель блокадного Ленинграда. Это мирное слово "житель" приобретало особый смысл в блокаду: далеко не все жители смогли дожить до Великой Победы. Хорошо, что есть среди нас такие ветераны, как Николай Владимирович. Только они могут рассказать о той блокадной жизни, именно их воспоминания сегодня для всех нас бесценны.

Скажите, Николай Владимирович, сколько Вам было лет, когда началась война, и где жила Ваша семья?
– Мне было всего 11 лет, младшему брату Игорю 9, а маме 37. Жили мы в Усть-Ижоре. Наш дом стоял напротив церкви Александра Невского. Дом построил мой дед, который был церковным старостой.
Вы помните тот день, когда началась война?
– 22 июня 1941 до нас дошла молва о начале войны. Стояла прекрасная погода. Нас всех собрали, взрослых и детей, и повели в сторону Ленинграда  по Славянской дороге, перевели через Петрозаводское шоссе, и там вечером мы копали траншеи. В первые же дни войны мы с братом заклеили все окна в доме. Сейчас я не представляю, чтобы дети за что-то отвечали в таком юном возрасте, а мы тогда сразу повзрослели и стали отвечать за всё, ведь мать работала, поэтому всё было на нас – и огород, и порядок в доме.
– Почему же Ваша семья не эвакуировалась?
– Вначале мы не хотели эвакуироваться, потому что страшно было оставлять свой дом, хозяйство на произвол судьбы. К нам даже приходил участковый милиционер по этому поводу, а мама сразу спряталась под кровать. Он меня спрашивает: " Где мать?". Я отвечаю: "Не знаю". – "Когда будет дома?".  – "Не знаю". Приходил он пару раз, потом перестал. В дальнейшем мы хотели эвакуироваться сами, и нас отправили в Ленинград на эвакуационный пункт. Там мы пробыли некоторое время, но нас так никуда не отправили, и мы вернулись домой.
Вы помните, как началась блокада?
– Немецкие войска подошли совсем близко, до них было всего шесть километров, начались обстрелы. Я помню, что в усть-ижорской школе располагался штаб наших войск. Не знаю, как об этом узнавали немцы, но была такая закономерность: если в Усть-Ижору прибывали наши части, пехота, танки, артиллерия, тут же начинался обстрел. Думаю, что немцы были в курсе.
Немецкая артиллерия работала четко, часто артобстрел происходил в одно и то же время, в основном, днем. Как только чувствуем, что начало "качать", сразу прячемся в подвал. В середине первой блокадной зимы, при артобстреле упал перед домом снаряд. Погибла сестра мамы Нина, ей было всего 18 лет…
Николай Владимирович, получается, что Вы жили непосредственно рядом с нашими частями в прифронтовой полосе?
– Да, конечно. Дом, в котором мы жили, был очень добротным и понравился штабным работникам. Поэтому нашу семью попросили переехать в соседний дом. В нашем дворе солдаты построили две конюшни, в которые помещалось до десяти лошадей. За конюшней мы с братом соорудили маленький блиндаж, собрали остатки картошки и засыпали ее туда. А солдаты засыпали наш блиндаж конским навозом, тем самым похоронив картошку, которая в нем была. Хотя в начале блокады с едой было терпимо: мы, мальчишки, ходили к солдатской полевой кухне, нам давали еды сколько нужно. Запомнился мне суп со шпротами: вода и в ней шпроты "плавают", больше ничего.
То есть, военные вас подкармливали и не ругались за то, что просите?
– Да, так и было, гражданских тогда было немного, в основном всех эвакуировали, поэтому нас, оставшихся, немного подкармливали. Но недолго: полевая кухня в скором времени уехала и еда кончилась.
Как же вы потом доставали еду?
– Нам выдавали продовольственные карточки, но об этом я расскажу позже. В Ленинграде в то время с едой было уже значительно труднее, а нас спасало то, что рядом были войска и хоть как-то помогали прокормиться. Помните, я говорил о конюшне в нашем дворе? Запасов, овса и сена было мало, лошади недоедали, начался падеж. Тут, конечно, появилось много еды: часть солдаты забирали себе, частью делились с нами. Мы делали котлеты из конины. Потом мясо лошадей кончилось. И вот тогда мы здорово начали недоедать. Берегли каждый кусочек хлеба, который получали по карточкам.
А где можно было получить хлеб по карточкам, куда Вы ходили?
– Ходили в Металлострой. Я как старший ребенок в семье отвечал за еду, мать-то постоянно на работе была. В очередях проводил дни. Один раз, пока стоял в очереди, очень проголодался, получил хорошую порцию хлеба и, конечно, часть съел. Прихожу домой, значит, а мать спрашивает: "Чего так мало хлеба?".  – "Да я поел...".  Ой какой мне мать выговор сделала… Помню еще один эпизод: получил продукты, вышел из магазина, вдруг набегает на меня мальчишка, хвать у меня кусок хлеба и сразу есть его. Я на него налетел, ударил два раза, он сразу свалился, а я хлеб отнял. А потом мне так жалко его было – он же, может, умер от голода... В первую зиму, когда с едой стало совсем трудно, вспомнили про картошку, которая была засыпана конским навозом в блиндаже. Думали, что она вся сгнила там. Мы сняли с солдатом навоз, открыли блиндаж, а оттуда как повалит пар! На улице-то мороз под сорок градусов! Залезли, смотрим – прекрасно сохранилась картошечка! Эта картошка здорово и нас, и солдат поддержала тогда…
Николай Владимирович, Вы бывали в блокаду в самом Ленинграде?
– Да, бывал. В 42-м году, мать тогда работала санитаркой в больнице Раухфуса, ходила до работы пешком или добиралась на попутках. И вот я однажды встречал мать с работы, стоял на углу Невского и улицы Восстания около булочной, получил хлеб. Подходит ко мне мужчина лет 35–40, высокий, прилично одетый. Спрашивает: "Мальчик, продашь хлеба?". Я говорю: "Да нет, дома ждут".  "Ну, ладно…". – Он повернулся и пошел от меня, сгорбленный. Я думаю: он же взрослый человек, а я – ребенок, мог и отнять, при желании. Но нет, видимо, интеллигент был. До сих пор стоит у меня перед глазами этот человек, была б моя воля, отдал бы ему, может, прожил бы лишний день… Страшно, конечно, это всё… А когда закончились все источники питания, начали голодать серьезно. Весной, например, собирали лебеду – это сорняки, которые росли на картофельных грядках, мы их перемалывали, делали лепешки, жарили и ели. Собирали грибы по всем кустам, ловили рыбу, бывало такое, что съедали её сырой.
– Умерших от голода было много?
– Очень много, особенно много трупов свозили на кладбище к Владимирской церкви, что на другой стороне Петрозаводского шоссе. Их складировали штабелями, у некоторых были вырезаны различные части тел…
То есть были случаи каннибализма?
– Конечно, были, люди-то голодали… Хорошо, что была зима и трупы были мороженые, а было бы тепло – началась бы эпидемия… Они лежали там до весны, пока их не захоронили.
Помните, как встречали прорыв  блокады?
– Все были очень рады. Это был праздник! Люди плакали от счастья. Помню, как гнали много пленных немецких солдат по Шлиссельбургскому шоссе в сторону Ленинграда.
–  А когда сняли блокаду, с продуктами стало лучше?
– Нет, всё происходило постепенно. Продуктов всё равно было очень мало, только в дальнейшем положение с питанием начало исправляться…
Спасибо, Николай Владимирович, за беседу, хотя, понимаю, как трудно даются такие воспоминания… Здоровья Вам на долгие годы.

Беседовал
Александр АГАПОВ

После смерти моих родителей – Иллариона Потаповича и Ульяны Ивановны – в деревне Сафоновка, где они жили, остался ветхий дом с полуразрушенными надворными постройками. Не так давно посетив свою маленькую Родину, в большом сундуке старого дома нашел я ценные бумаги. Среди них трудовая книжка моего старшего брата Петра, датированная военными годами. Отыскались и другие документы, которые рассказали о многом.

Трудовая книжка Петра


Титов Петр Илларионович, 1922 года рождения, образование – среднее, профессия – слесарь. Дата заполнения трудовой книжки - 6 января 1939 г. В графе "сведения о работе" записано: "Общий стаж работы по найму до поступления в паровозное депо Могилева Белорусской железной дороги - один год". Но так и неизвестно, где же Петр работал по найму, хотя я и расспрашивал старожилов.
Первая запись от 4 сентября 1938 г.свидетельствует: "Принят слесарем подъемочного цеха в паровозное депо "Могилев" Белорусской ж.д.". Вторая запись датирована 1 октября 1940 г.: "Откомандирован на курсы при Политотделе Белорусской ж/д.". Третья запись от 7 марта 1941 г.: "Назначен на должность слесаря, а затем переведен в распоряжение начальника Политотдела Могилевского отделения Белорусской ж/д.".
В графе "сведения о поощрениях и награждениях" на 10-й странице трудовой книжки Петра любопытнейшая запись от 3 августа 1940 г.: "В ознаменовании 5-й годовщины Дня железнодорожника, отмечая стахановскую работу, выдано денежное вознаграждение в сумме 100 рублей, приказ № 351".
Боевой путь
В 1941 г. Петр был призван на действительную военную службу. Перед призывом ему дали краткосрочный отпуск домой, в Сафоновку. Повидав родителей, брат направился на станцию Белынковичи, чтобы затем поездом попасть в Могилев. Вместе с ним шли и другие юноши из окрестных пунктов. Был среди них Иван Листратенко из деревни Колосовка. Он и сегодня хорошо помнит Петра, с которым был в дружеских отношениях.
На фронт брат попал в составе 22-й Сибирской дивизии. Обучившись военному делу, бойцы этого войскового подразделения были направлены в Ленинград, где приняли активное участие в героической обороне невской твердыни.Это подтверждает исторический документ - удостоверение о первой боевой награде моего брата. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г. красноармеец Титов награжден медалью "За оборону Ленинграда". Медаль вручена 25 августа 1943 г.
Еще один документ: "Предъявитель сего ефрейтор Титов Петр Илларионович награжден приказом по 384-му артиллерийскому полку № 08/4 от 21 марта 1944 г. за образцовое выполнение всех боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками медалью "За отвагу".
После полного снятия блокады Ленинграда, наши войска двинулись вперед, освобождая республики Прибалтики. И в Латвии Петр принял свой последний бой. Вот что написал родителям офицер Бабушкин: "Ваш сын красноармеец Титов Петр в бою за Социалистическую Родину 26.07.44 г. в 20.00 был тяжело ранен осколком в живот. Состояние крайне тяжелое и, несмотря на все принятые меры к спасению жизни вашего сына, он умер от ран 28.07.44 г. в 3 часа ночи. Похоронен в Латвийской ССР в трехстах метрах северо-западнее ж/д станции Пурвмала". Это вблизи латвийского города Карсава.
О чем писали из Латвии
Среди различных бумаг в так называемом отцовском архиве нашлись письма пионеров средней школы г.Карсава, адресованные моим родителям. Вот что сообщали школьники: "Мы изучаем боевой путь 22-й Сибирской дивизии, где служил ваш сын. Воины этой дивизии освобождали территорию Латвии, в том числе и наш г.Карсава. Многие из них погибли и захоронены на братском кладбище нашего городка. В списках захороненных есть и имя Петра Титова. Мы следим за порядком на братском кладбище. Каждый праздник ходим туда, чтобы чтить память тех, кто уже никогда не вернется, кто отдал свою жизнь и за наше детство".
Сохранилось несколько приглашений пионеров нашим родителям посетить латвийский город, побывать на могиле сына. Есть и многочисленные поздравления с Днем Победы. Присылали их не только карсавские школьники, а и Лудзенский райком КП Латвии, райисполком и райвоенкомат. Город Луда - районный центр, в состав которого входит Карсава. Родители так и не смогли съездить туда. Но там побывал их внук и мой племянник, которого также зовут Иван, и сейчас он живет на Украине.

Вспоминает друг детства


Я отыскал друга детства Петра, уроженца деревни Сафоновка Федора Шунькина, который живет на Украине. Федор Якимович прошел всю войну, и сейчас он полковник запаса. Вот что он написал мне: "Ваш брат Петр был и навсегда остался в моей памяти настоящим другом. Даже больше. Он считал меня своим братом. И эти братские отношения сохранял до конца своей жизни. Мы с ним сидели за одной партой, закончили по 7 классов. Всегда вместе шли в школу и из школы. Вместе делали уроки. Петр был очень способным учеником. Я стремился учиться так же хорошо, как и он".
После окончания школы-семилетки жизненные пути земляков - друзей детства - разошлись. Федор пошел учиться в Березковскую среднюю школу. Петр же поступил в железнодорожное училище, где получил среднее образование и специальность слесаря.
"Последний раз мы встречались с Петром в Сафоновке, - сообщает Федор Якимович, - за две недели до начала войны. Он был призван в армию и приехал в родную деревню попрощаться с родными. Тогда в семье вашего отца и матери были две его сестры - Мария и Валентина. Мы проводили Петра на поезд в Белынковичи. Начало войны Петр встретил в Ленинграде, перенес все тяготы Ленинградской блокады. В марте 1944 г. я получил от него письмо. Оно было последним. Петр писал, что прорвали блокаду  Ленинграда и ведут бои по освобождению Прибалтики. Я ему дал письменный ответ. Но он его не получил. Мне ответили его боевые товарищи, что Петр тяжело ранен и отправлен в госпиталь. Видимо, не стали меня огорчать и скрыли его гибель. Ему было неполных 22 года. Петр был старшим сержантом, командиром отделения разведки артиллерийской батареи в составе 22-й Сибирской дивизии".

Эпилог


Вот так, по крупицам, удалось мне узнать о жизни и смерти моего старшего брата. Сведения, конечно, не полные. Не получил я ответов на многие запросы. Но я твердо уверен, что Петр жил и воевал достойно. Об этом свидетельствуют не только документы, но и оставшиеся в живых или не так давно покинувшие эту землю люди.
Вечная слава тебе, брат Петр! Я горжусь тобой!

Иван ТИТОВ

P.S. Если в Санкт-Петербурге кто-нибудь из ветеранов блокадного Ленинграда, прочитав эту публикацию, вспомнит что-нибудь о моем брате, прошу написать мне. Я буду благодарен, ведь семье важна любая информация. Заранее спасибо.
Контакты Ивана Титова вы можете узнать в нашей редакции.

 

Дмитрию Тарасовичу Мартынчику, Николаю Фроловичу Сидельникову и Владиславу Владиславовичу Дембовскому

Мы уже сообщали о том, что в Центральном доме журналистов в Москве 15 декабря состоялась церемония вручения премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок».
В тринадцатом конкурсе приняли участие журналисты из десятков городов России. География конкурса – от Южно-Сахалинска до Краснодара, от Владивостока до Санкт-Петербурга. На финальном заседании членами жюри сначала были отобраны работы четырнадцати участников, что произвели самое сильное впечатление. Наряду с широко известными изданиями, такими как «Совершенно секретно», «Комсомольская правда», «Новая газета», а также газетами «из глубинки», в числе финалистов отмечена и журналистская работа Ольги Гордеевой – главного редактора газеты «ОКНО» Колпинского района Санкт-Петербурга.  

После обсуждения и утверждения номинантов и еще одного голосования выяснилось, что лауреатом премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» в 2013 году стала Юлия Сунцова (Ижевск, газета «День»). Юлии всего 25 лет, её материал посвящен судьбам детей, над которыми совершались насилия.
Как рассказал председатель жюри, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, подсчет ведется по 9-балльной системе: по 3 балла за актуальность, гражданскую позицию и журналистское мастерство.
В финальном заседании принимали участие не только члены жюри из Москвы, но и те, кто в тот момент находился в других городах, – голосование проводилось по электронной почте. Так что были учтены мнения не только Алексея Симонова, но и  Алексея Панкина (главный редактор журнала «Стратегия и практика издательского бизнеса. Ifra-ГИПП Magazin»), Игоря Найденова (специальный корреспондент журнала «Русский репортер», лауреат премии имени Андрея Сахарова за 2005 год), Бориса Дубина (социолог, Левада-Центр), Грегори Уайта (глава московского корпункта The Wall Street Journal), Владимира Воронова (обозреватель газеты «Совершенно секретно», лауреат премии имени Андрея Сахарова за 2010 год). В Махачкале работала Миясат Муслимова, профессор кафедры русского языка и литературы Дагестанского государственного университета; в Киеве – Пилар Бонет, корреспондент газеты El Pais, Испания; в Ванино (Хабаровский край) – Татьяна Седых, главный редактор газеты «Мое побережье», лауреат премии имени А. Сахарова за 2009 год; в Саратове – Юрий Чернышов, независимый журналист; в Омске – Георгий Бородянский, корреспондент «Новой газеты», лауреат премии имени Андрея Сахарова за 2011 год, в Вене – Сюзане Шолль, независимый журналист.
Финалисты конкурса награждены почетными дипломами жюри, номинанты и лауреат – дипломами и денежными премиями. Кроме того, специальным дипломом жюри награждена Виктория Гиль (Ногинск, Московская область). Церемонию награждения украсил поставленный ею спектакль, который произвел на присутствующих в зале сильное впечатление как содержанием, так и исполнением.
История этой журналистской награды началась в конце 1990-х годов, когда сын известного правозащитника Георгия Винса Питер Винс обратился к вдове Сахарова Елене Боннэр с просьбой разрешить дать премии имя академика Сахарова. По мнению Питера Винса, с годами работа журналиста в России становится все более опасной и иногда ценой правдивого слова становится жизнь: «...Когда у нас ситуация диктатуры, когда свободной прессы у нас фактически совершенно нет, это важно. Потому что нужно как-то поддерживать тех журналистов, которые в этих трудных условиях готовы идти и говорить о том, что они думают, что они видят, что они чувствуют с риском для них. Журналисты должны знать, что их дело не напрасное, что это дело святое и что есть люди, которые увидели, поняли и оценили их работу...».
А вот мнение одного из номинантов премии имени Андрея Сахарова этого года, корреспондента газеты «Красное знамя» из Сыктывкара Сергея Сорокина: «Считаю этот конкурс настоящим и для журналистов наиболее ценным».
В числе номинантов этого года – заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов. Вряд ли найдется другое российское издание, которое  потеряло такое количество своих журналистов. Анна Политковская, Игорь Домников, Юрий Щекочихин, Наталья Эстемирова, Анастасия Бабурова.
«Представители «Новой газеты» практически ежегодно становятся финалистами премии, – говорит ответственный секретарь жюри премии имени Андрея Сахарова Борис Тимошенко. – Редкий цикл обходится без того, чтобы представители этого издания не попадали в число номинантов или даже лауреатов».
Посмотрев список финалистов премии имени Андрея Сахарова, несложно заметить, что большую его часть представляют журналисты нестоличных изданий. Как считает учредитель премии Питер Винс, писать правду в маленьком провинциальном городке более рискованно, нежели в Москве или Петербурге.
Почетный диплом финалиста конкурса и редакции газеты «ОКНО» на торжественной церемонии был вручен и Ольге Гордеевой. На суд жюри редакция представила серию материалов «Маугли» в сарае не нашли», опубликованных в газете «ОКНО» и рассказавших о судьбе пятилетнего Андрюши А., инвалида от рождения. По анонимному доносу Андрюша был изъят из семьи, лишен общения с мамой и бабушкой и три с половиной месяца провел в больнице, в детском доме и вновь в психиатрической больнице. Ситуация усугублялась тем, что мальчик по причине врожденного заболевания не может говорить и не может жевать твердую пищу, то есть нуждается в постоянном уходе и специальном питании.Причем, диагноз его болезни в России не популярен и медикаментозно не лечится. Благодаря публикациям в газете в судьбе Андрюши приняли самое активное участие отдел опеки и попечительства местной администрации МО г.Колпино, врачи медучреждений района, сотрудники коррекционного детского сада, специалисты приемной уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге С.Агапитовой.  История Андрюши теперь на контроле у уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ П.Астахова.
Люди неравнодушные считают, что семье, попавшей в трудную жизненную ситуацию, надо помогать. Такой же вывод сделала и независимая комиссия местной администрации, работающая только в Колпинском районе и состоящая из уважаемых и компетентных людей. В результате бабушке Андрея было разрешено взять опеку над внуком, так как в это время против его мамы были возбуждены  сразу два дела – гражданское и уголовное. Ребенка удалось вернуть в семью после 3,5 месяцев разлуки. Гражданское дело закончилось уже полгода назад положительным решением для семьи – маму Андрюши не лишили родительских прав.  Но уголовное дело против мамы продолжается…
Газета подробно рассказала об этом нестандартном деле и стандартном подходе некоторых чиновников в решении проблем простой небогатой семьи.
Автор статей о мальчике-инвалиде продолжает следить за событиями уже второй год.


Соб. информ.

 

«Всё познается в сравнении»
Когда слышишь такое высказывание, сразу в голове всплывают различные воспоминания. Где-то когда-то что-то… было лучше (ну или хуже), а теперь всё изменилось. У многих политиков и социологов принято критиковать былые коммунистические времена, социалистическую уравниловку. Но почему же сегодня, агитируя за честную конкурентную рыночную экономику, нам навязывают ту же самую уравниловку?
Итак, обратимся к капитальному ремонту МКД (многоквартирного дома) – вернее, к отчислениям на проведение этого ремонта. Давайте попробуем разложить всё по полочкам, я бы даже сказал – по карманам.
Напомним события начала 2013 г. «…В течение года после принятия данного документа (ФЗ РФ       № 271) в регионах начнут формироваться региональные фонды капитального ремонта. Далее в течение полугода после принятия региональных законов будет дана возможность каждому дому самостоятельно определить, по какой системе будет накапливаться фонд капитального ремонта — индивидуально или в общей системе.  Таким образом, самое раннее включение этого закона в регионах – середина 2014 г…»
Об этом говорилось в заявлениях Правительства и в федеральных СМИ еще в январе этого года. Но чиновники неожиданно приняли решение: ждать не будем, деньги собираем быстро. В итоге строка «взносы на капремонт» появится у нас уже с 1 января 2014 г.
Кто платит?
ФЗ № 271, Статья 2 «…обеспечение своевременного проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах за счет взносов собственников помещений в таких домах на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирных домах, бюджетных средств и иных не запрещенных законом источников финансирования».
     То есть начисления в квитанциях по квартплате появятся только для владельцев-собственников приватизированных квартир. Нанимателям муниципального жилья волноваться нечего. Кстати, есть еще одна форма собственности – ЖСК, о которой нигде не говорится. Посмотрите внимательно, я не зря выделил – бюджетные средства. К примеру, в доме, скажем,  половина собственников, а половина – наниматели. Кто и как отчисляет деньги на капремонт, как участвует в процессе само государство с бюджетными деньгами? По идее, исполнительные органы власти (в данном случае – представители нанимателей муниципального жилья) должны вносить те же самые взносы на капремонт – на тот же самый накопительный счет, который в обязательном порядке должен быть указан в наших квитанциях с реквизитами банка-получателя, хранителя наших денег.
Кто решает?
Еще прошлой зимой Президент РФ, признавая, что самому государству «не удалось выработать эффективных действенных механизмов», а сфера ЖКХ становится неконтролируемой кормушкой чиновников и минимонополистов, обратился к народу:
«Предлагаю поддержать создание общественных организаций, которые помогут органам власти отслеживать выполнение структурами ЖКХ своих обязательств, будут контролировать работу управляющих компаний, а также следить за коммунальными тарифами в регионах», «Жилищно-коммунальная сфера должна стать современной эффективной отраслью, а не кормушкой для монополистов и сомнительных лавочек»…
Имелось в виду – создание Советов многоквартирных домов для решения многих вопросов ЖКХ, в том числе по выполнению Закона о капитальном ремонте. Об этом же говорится и в самом Законе, согласно которому основные вопросы проведения капитального ремонта (порядок установления необходимости капремонта, размер минимального взноса, право на собранные денежные средства и др.) решают собственники жилья.
Оказывается, по словам главы администрации (а вопрос этот звучал еще прошлой зимой, во время коммунальных аварий), чиновники готовы оказывать всяческое содействие инициативе собственников. Вы – главное – только создавайте советы в своих домах, а мы поможем!
А теперь вопрос вам, жители многоквартирных домов. Вы создали в своем доме общественный совет для решения вопросов, какой ремонт необходим, когда он будет проводиться, включен ли ваш дом в адресную программу по проведению капитальных ремонтов, сколько это будет стоить, куда, на какой счет будут перечислять ваши взносы на капитальный ремонт вашего дома? Помог ли кто-нибудь из администрации с созданием общественного совета в вашем доме? (В прошлом номере газеты «ОКНО» мы рассказали о том, как жители дома 4 по ул. Красных Партизан попытались повлиять на свою управляющую компанию – одна из активисток оказалась в больнице).
Вас ознакомили с региональной программой капитального ремонта, в которую включен ваш многоквартирный дом, да и есть ли она, эта программа, на самом деле? Вы подписали договор по этой программе?
Казалось бы, очень важные вопросы. Где как не в администрации района получить ответы на них. Позвонил в администрацию. Вопросы попросили изложить письменно, после чего их направят главе, а уж там решат, разговаривать с простым народом или отказать…(?) Здесь хотелось бы напомнить чиновникам о правах граждан на получение информацию. 
Тем не менее кое-что узнать на Урицкого, 1 всё же удалось. На данный момент все наши отчисления будут направляться на единый счет (т.е. просто в никуда); создание региональных операторов по районам города, муниципальным округам пока не планируется. Ну, и еще одна новость – оказывается, в Колпине собственниками создано уже около 100 советов домов. Немного, но и это радует. Значит, есть все-таки неравнодушные жильцы, которые готовы бороться и отстаивать свои права. По поводу того, сколько в районе самостоятельных ТСЖ и как они собираются решать такой важный для себя вопрос – о капитальном ремонте своего жилья, – ответа пока нет.
За что?
Когда-то в объем работ по капремонту входило только три вида: ремонт кровли, фасада и фундамента. Теперь, согласно ФЗ № 271 (статья 166), капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме – это:
1) ремонт внутридомовых инженерных систем электро-, тепло-, газо-, водоснабжения, водоотведения;
2) ремонт или замена лифтового оборудования, признанного непригодным для эксплуатации, ремонт лифтовых шахт;
3) ремонт крыши, в том числе переустройство невентилируемой крыши на вентилируемую крышу, устройство выходов на кровлю;
4) ремонт подвальных помещений, относящихся к общему имуществу в многоквартирном доме;
5) утепление и ремонт фасада;
6) установка коллективных (общедомовых) приборов учета потребления ресурсов, необходимых для предоставления коммунальных услуг, и узлов управления и регулирования потребления этих ресурсов (тепловой энергии, горячей и холодной воды, электрической энергии, газа);
7) ремонт фундамента многоквартирного дома.
Что же тогда остается на строку – «текущий ремонт общего имущества МКД»?
Очевидно, что нас ждет постоянная подмена понятий – будет ли это действительно ремонт или замена неких составляющих, либо их обслуживание… К примеру, что может относиться к капитальному ремонту подвальных помещений? Вопрос очень широкий. Так что обычный косметический ремонт просто проведут по статусу капитального и получат соответствующие деньги. Или, к примеру, установка приборов учета. Извините, но мы уже ежемесячно оплачиваем эксплуатацию общедомовых счетчиков, причем этих денег хватает, чтобы их менять хоть каждый месяц. То есть наши накопления на капремонт просто будут уходить на текущие ремонты, причем дважды… Сравните потом суммы взносов на капитальный ремонт и текущий, а также средства на содержание имущества дома – думаю, можно будет сделать интересные выводы.
В начале этого разговора о капитальном ремонте я упомянул об уравниловке советских времен. Для всего Санкт-Петербурга установлена единая ставка взносов на капитальный ремонт – 2 руб. с 1 кв.м.
ФЗ № 271, статья 169. Взносы на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме.
…3. Обязанность по уплате взносов на капитальный ремонт возникает у собственников помещений в многоквартирном доме по истечении четырех календарных месяцев, если более ранний срок не установлен законом субъекта Российской Федерации, начиная с месяца, следующего за месяцем, в котором была официально опубликована утвержденная региональная программа капитального ремонта, в которую включен этот многоквартирный дом.
Только после опубликования такой программы с нормативными расчетами, сроками, допустим, в отдельно взятом районе, мы должны будем оплачивать взносы на капитальный ремонт.
Каким образом?
Статья 170.
…3. Собственники помещений в многоквартирном доме вправе выбрать один из следующих способов формирования фонда капитального ремонта:
1) перечисление взносов на капитальный ремонт на специальный счет в целях формирования фонда капитального ремонта в виде денежных средств, находящихся на специальном счете…
…4. В случае, если собственники помещений в многоквартирном доме в качестве способа формирования фонда капитального ремонта выбрали формирование его на специальном счете, решением общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме должны быть определены:
1) размер ежемесячного взноса на капитальный ремонт, который не должен быть менее чем минимальный размер взноса на капитальный ремонт, установленный нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации;
2) перечень услуг и (или) работ по капитальному ремонту общего имущества в многоквартирном доме в составе не менее чем состав перечня таких услуг и (или) работ, предусмотренный региональной программой капитального ремонта;
3) сроки проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, которые не могут быть позднее планируемых сроков, установленных региональной программой капитального ремонта;
4) владелец специального счета;
ФЗ № 271, глава 16, статья 175. Специальный счет:
1. Специальный счет открывается в банке…
2. Владельцем специального счета может быть:
1) товарищество собственников жилья…
Вроде всё понятно, но…  вот что говорит Ирина Комолова, депутат ЗакСа СПб:
«5 декабря в третьем чтении принят закон о капремонте. И даже под третье чтение Смольный все-таки умудрился подсунуть поправку, которая еще немного снимает с него ответственность. Дифференцировать взносы по типам домов будут только с 2015 г. Следовательно, взносы этого года будут собираться из расчета «с потолка». Ясно, что таким образом Смольный стремится скрыть тот факт, что ни Жилкомитет, ни пресловутый «регоператор» не успели подготовить нормальные расчеты взноса. Да и, похоже, не собираются делать этого в будущем.
Напомним, что аналогичная, но скрытая от глаз граждан, схема сбора средств действовала и в советское время. Обязательные отчисления на капитальный ремонт осуществлялись на постоянной основе из квартплаты граждан. Вопрос капитального ремонта два десятилетия новой власти был неурегулированным и решался волюнтаристскими методами без учета реального его экономического содержания».
Так что же изменилось за пару десятков лет? Вы верите в новую политику организации капитального ремонта вашего многоквартирного дома?
Для себя я определился – я не буду платить за капитальный ремонт!
С.МИРНОВ

В один из первых морозных дней декабря редакционное задание привело меня туда, куда по доброй воле не хочет попасть ни один законопослушный гражданин.
«Кресты-2» – таково неофициальное название строящегося на окраине Колпина объекта, который прославился задолго до своего открытия. А наш район в очередной раз прозвучал как место прописки уже целой коллекции специфических заведений: есть у нас и колонии, и реабилитационный центр для бывших зеков, и спецПУ, а вскоре появится и следственный изолятор. Да еще какой! Самый большой в Европе – на 32 гектарах, способный принять до 4 тысяч человек подследственных, с душевыми на этажах, столовой, спортивным корпусом с тиром, пятиэтажной медицинской частью с амбулаторией и стационаром, бомбоубежищем, пожарным депо и вольером на 40 собак. Строительно-монтажные работы обойдутся федеральному бюджету в 11 миллиардов 907 миллионов рублей.

С первой сваи, да что там – сваи! – с рождения самой идеи строительства нового изолятора курирует проект заместитель начальника УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области полковник внутренней службы Сергей Сергеевич Мойсеенко. Он с удовольствием проводит экскурсии для журналистов, которые с завидной активностью стремятся побывать на «стройке века».
– Сергей Сергеевич, не могу не начать с вопроса, который возникает, наверное, у большинства простых граждан, когда они читают о том, каким будет новый следственный изолятор. Должны ли подследственные жить в таких условиях? Далеко не каждый законопослушный россиянин имеет семь квадратных метров на человека.
– Мы не могли быть другими. Когда такой объект строится с нуля, он просто обязан соответствовать международным требованиям. А это семь квадратных метров на человека, отдельно стоящий санузел, душевые кабины на каждом этаже, прогулочные камеры в торце каждого крыла. Ну и нельзя забывать о том, что находящиеся у нас подследственные еще не обвинены в совершении преступления, это такие же граждане, как мы с вами. И кто-то из них, вполне возможно, будет оправдан и отпущен из зала суда.
К нам на стройку чуть ли не каждый месяц приезжают всевозможные делегации, в том числе из международных общественных организаций по правам человека. Посещают строящийся СИЗО и члены Европейской комиссии по предотвращению пыток. Общее мнение таково, что наш объект уже признан лучшим.
– На какой стадии сейчас находится возведение изолятора? Со стороны колпинского микрорайона «Простоквашино» видно, что на основных корпусах началась облицовка стен. Но внутри еще достаточно много работы…
– Стадию строительства я бы охарактеризовал как «активную». Если оценивать с точки зрения финансирования, то уже освоено более 60 процентов от всех бюджетных объемов. Построены коробки всех зданий, идет создание теплового контура.
В целом в смету мы  вписываемся, хотя по некоторым параметрам уже пошло удорожание. К примеру, изменились требования по подключению объекта к тепловым сетям. Горячую воду и отопление следственный изолятор будет получать от второй колпинской котельной, которая сейчас обеспечивает правобережную часть Колпина. Когда мы только получали техусловия на подключение, еще не было поезда «Сапсан», не было этого массива жилых домов, который вырос вдоль железной дороги… Условия изменились, нам потребовалось увеличение диаметра трубопровода, перекладка части уже имеющихся тепловых магистралей. 
– Будет ли справляться котельная с такой мощностью? И какова ситуация с остальными коммуникациями? Не получится ли так, что ради нормального функционирования столь масштабного объекта будет страдать инфраструктура Колпинского района?
– Когда проект СИЗО только просчитывался, туда закладывались все параметры, которые мы выставляли Водоканалу, Электросетям, специалистам Ленэнерго, газовщикам. Только после согласования с монополистами, которые выставили свои требования и подтвердили возможность обслуживания нашего объекта, строительство началось. Так что колпинцы могут не беспокоиться: никаких трудностей в связи с введением в строй следственного изолятора они испытывать не будут. На данный момент все коммуникации уже проложены.
– Ключевая проблема – транспортное сообщение. Как мы понимаем, ежедневно из СИЗО и обратно будут направляться десятки машин, чтобы везти подследственных, их адвокатов, следователей и т.д. по всем районам Петербурга. Есть ли перспективы в решении этого болевого вопроса?
– Вопрос по дорогам я активно поднимаю с самого начала строительства. Когда мы вбивали здесь первую сваю, у нас было заверение губернатора о том, что город примет участие в создании дорожной и инженерной инфраструктуры объекта. СИЗО рассчитан на жителей Петербурга и Ленобласти, поэтому финансовое участие в некоторых статьях, связанных с подготовкой к работе будущего объекта, было бы вполне логично. Однако с тех пор я постоянно напоминаю об этом руководству региона (а мы встречаемся нередко), но конкретных решений пока не принято. С нашей подачи было проведено несколько совещаний у Полпреда Президента в Северо-Западном округе, с участием руководителя Федеральной службы исполнения наказаний, первого заместителя министра юстиции России. Хотя, казалось бы, дороги должны в первую очередь волновать именно администрацию города, так как нагрузка от функционирования нашего объекта ляжет на транспортную инфраструктуру Петербурга и отразится прежде всего на деятельности подразделений силовых структур, которые осуществляют конвоирование. Приведет это к определенным неудобствам в работе судебных, следственных органов. А судов всевозможных по Петербургу и Ленобласти – больше сотни.
В качестве основного варианта мы рассчитываем на продолжение Софийской улицы, которая вольется в Заводской проспект города Колпино. Дальше через Ижору планируется построить мост, и улица Оборонная через путепровод над железной дорогой выйдет к СИЗО. Знаю, что частично уже выполнено проектирование по некоторым участкам. Проблема в том, что часть этих объектов пройдет по территории Ленинградской области. Чтобы решить эти вопросы, проводились совещания с участием губернаторов двух субъектов Федерации и Полпреда в Северо-Западном федеральном округе. Надеюсь, что в ближайшее время все договоренности начнут реализовываться. Также облегчить транспортное сообщение нашего объекта с Петербургом должна реконструкция Петрозаводского шоссе, с расширением трассы и виадуком над железной дорогой в районе Корчмино. Эти проекты планируется реализовать до 2016 года. Но даже если новые дороги в Колпинском районе не появятся, несмотря на очевидные неудобства, с этим связанные, СИЗО все равно откроется в срок. Произойти это должно в конце 2015 года.
– Напротив строящегося изолятора, буквально в трехстах метрах, начинаются жилые кварталы. Колпинцы смотрят на столь необычного соседа с опаской: насколько надежным будет обеспечение безопасности на объекте?
– Я понимаю, что простому гражданину все равно – тюрьма это, колония или следственный изолятор. Однозначно все это связывают с чем-то криминальным.
Но нельзя забывать, что находиться здесь будут прежде всего жители Петербурга и Ленинградской области. Они не лишены никаких прав, не осуждены, а просто ограничены в свободе. С «той» стороны может быть такое же количество граждан с подпиской о невыезде, с условным сроком, с требованием являться на исправительные работы и т.д. Все они живут рядом с нами, ходят по одним и тем же улицам. Ну а по поводу самого объекта могу заверить колпинцев, что безопасность СИЗО будет обеспечена на самом высоком уровне. Свидание у подследственных разрешено только с родственниками, так что никакой криминальный авторитет, чтоб передать «весточку с воли», в Колпино не приедет. Так что колпинцам бояться соседства с изолятором не стоит.
В «Крестах-2» побывала
Екатерина КОНОВАЛОВА

Для справки.
В известных петербургских «Крестах» (СИЗО № 4) сегодня содержатся около 1700 человек. В колпинские «Кресты-2» переедут сидельцы из всех шести изоляторов Петербурга и Ленобласти, поэтому строящееся СИЗО рассчитано на 4000 подследственных. Конструкция изолятора – в виде креста – позволяет содержать там в том числе и женщин, локализовав для них один из корпусов.
Обслуживать объект будут около 1,5 тысячи человек различных профессий. В УФСИН надеются, что сотрудников на большую часть вакансий удастся набрать из числа жителей Колпинского района.

 

– такие слова посвятил своему учителю Эрнсту Васильевичу Васильеву один из его выпускников. А полузащитник                  молодежного состава «Зенита» Дмитрий Ходаковский, тоже один из учеников Васильева, подарил своему наставнику золотую медаль за победу в Первенстве молодежных команд Санкт-Петербурга.

…Есть люди, встречи с которыми помнятся потом всю жизнь. Яркие личности, знакомством с которыми гордишься, общению с которыми – пусть и редкому – радуешься, как празднику. А уж если повезло у таких людей учиться, то это – настоящее счастье.
С Эрнстом Васильевичем Васильевым никому из нас встречаться в школьном классе не довелось, мы познакомились гораздо позже – когда редакция газеты «ОКНО» только-только получила прописку в Ижорском политехническом лицее, а учитель физики Васильев там уже работал. Да что работал – творил! И что это за профессия такая, в которой – точной, казалось бы, науке – лирик не просто уживается, а чувствует себя вполне вольготно, время от времени беря верх над физиком?! Учитель физики Эрнст Васильевич, – не просто лирик, он – театрал, музыкант, певец, режиссер, танцор, рассказчик… всех его талантов и не перечислишь! О том, как весело, заразительно, творчески проходили праздники в Ижорском лицее, где каким-то невероятным образом собралась практически профессиональная театральная труппа педагогов, которую в прежние времена назвали бы агитбригадой, невозможно забыть! В этой антрепризе Эрнст Васильев всегда был звездой, а агитбригада лицея – постоянным участником редакционных первоапрельских «капустников».
Как удавалось столь органично совмещать такую творческую активность с огромной педагогической нагрузкой – для нас всегда оставалось загадкой. Уроки учителя физики Васильева всегда были подготовлены великолепно, класс, оформленный разными техническими новинками и напоминающий научную лабораторию, сиял образцовой чистотой, ну а сам Эрнст Васильевич – светился от счастья, рассказывая об успехах своих учеников. В особенности – о «своих мальчишках» – ребятах из реальной школы, созданной им и директором лицея Анатолием Данкманом в 1990-х годах. Реальная школа была тогда экспериментом невиданным. Выпускники шестых классов обычных колпинских школ переходили учиться в лицей, где помимо общеобразовательных предметов сразу начинали осваивать будущую профессию. Из ершистых, не всегда угодных школьным учителям мальчишек Васильев и команда педагогов лицея воспитывали умных, зрелых личностей. Причем личностей – успешных: ученики реальной школы сразу стали побеждать на районных олимпиадах, многие потом поступили в вузы, и почти все – состоялись в жизни. Каждый год бывшие реалисты не забывают поздравить своего любимого учителя с днем рождения, вместе  вспоминая благодатное для всех них время. Жаль, что хорошее начинание  осталось лишь экспериментом… Но об этом мы еще обязательно напишем, а сегодня – продолжим рассказ об удивительном человеке – Заслуженном учителе России, лауреате Золотой книги Колпино, отличнике профессионально-технического образования Эрнсте Васильеве.
Родился Эрнст Васильевич в 1938 году в Саратове. Закончил среднюю школу в Соликамске, поступил в Тюменский педагогический институт на физико-математический факультет. В 1960 году, после окончания вуза, работал  учителем математики и физики в школе-интернате в Тобольске, затем – в течение шести лет – в Соликамске. Еще будучи студентом, он два года занимался в ансамбле сибирского танца, а работая в Тобольске, играл в семи спектаклях!
В Колпино Эрнст Васильевич приехал в 1967 году, и с тех пор – больше 45 лет – работает в системе образования нашего района. Сначала – учителем физики в школе № 455, затем – в 1974 году – он был назначен директором школы № 402. В 1985 году Васильев возглавил школу-интернат № 27.                 А в 1987 году перешел на работу в ПТУ № 6 (ныне Ижорский политехнический  лицей) преподавателем физики.
С сентября 2001 года Эрнст Васильевич стал работать учителем в гимназии  № 446. Здесь он не только сразу увлек талантливых учеников факультативом по своему предмету, но и основал научное общество «Фотон», а темой проекта было выбрано исследование света.
В гимназии Эрнст Васильевич является ответственным за связь с Санкт-Петербургским государственным электротехническим университетом (ЛЭТИ), готовит ребят к экзаменам, и, благодаря его работе, выпускники успешно поступали и поступают в этот вуз. Ежегодно – весной и осенью – Васильев организует для гимназистов практику в институте, где не однажды его класс признавался лучшим. И как во все времена                            Эрнст Васильевич успевал во внеурочное время со своими воспитаниками еще бывать и в театрах, и на слетах, и на экскурсиях – уму не постижимо!..
Ну и, конечно, без Эрнста Васильевича не обходится ни один праздник – теперь уже в 446-й гимназии, и он с удовольствием поет, танцует и участвует в театральных постановках – так же, как и 20, и 40 лет назад!
Коллектив газеты «ОКНО»  и многочисленные друзья и ученики с особенной теплотой поздравляют замечательного учителя Эрнста Васильевича Васильева с юбилейной датой! Пусть здоровья и молодого задора хватит Вам еще на долгие годы! Мы Вас очень любим, дорогой Эрнст Васильевич!

*****

Вокруг Эрнста Васильевича всегда были дети. Он из таких учителей, для кого главное не только знать предмет, главное – любить детей, уметь с ними общаться, быть интересным для них. И Эрнст Васильев – именно такой.
В свое время, когда Эрнст Васильевич только пришел в лицей, мы создавали реальную школу, и он был один из ее соавторов. Разрабатывал учебную программу, готовил методическую и материальную базу. На его уроках ребята привыкали к труду, у него всегда было много лабораторных работ, было много совместных внеклассных мероприятий. Это было золотое время, мы реализовывали свои идеи, воспитали замечательных учеников. Спасибо Эрнсту Васильевичу за счастье работать вместе!
Желаю замечательному учителю долголетия, сил, здоровья и жизненной энергии, чтоб хватило в достатке еще не на одно поколение выпускников!
Анатолий ДАНКМАН, председатель Совета ветеранов профтехобразования СПб, директор ИППЛ с 1980 по 1998 гг.

*****

Почему-то так получается, что когда хочется чего-то пожелать близкому человеку – никогда не подобрать нужных слов, ведь так много хочется сказать! А потом  понимаешь, что все равно то, что чувствуешь, словами передать не удалось…
Невозможно в двух словах объяснить, кем для нас стал Эрнст Васильевич. Сказать про него, что это заслуженный учитель России, с богатым опытом работы, огромным багажом знаний – значит не сказать ничего.
Если сегодня поставить перед нами задачу написать сочинение на тему: "На кого бы ты хотел быть похожим?", как в фильме "Большая перемена", мы бы написали именно про него. Эрнст Васильевич – очень искренний, отзывчивый, справедливый человек для коллег, друг и наставник для учеников, любящий муж и отец для семьи.
С 1993-го мы каждый год поздравляем его с днем рождения. И этот год не станет исключением. Мы снова искренне хотим пожелать нашему Эрнсту Васильевичу бычьего здоровья, долгих лет жизни и только верных друзей рядом!
С любовью, выпускники реальной школы

*****

Дорогой Эрнст Васильевич!
Судьба щедро одарила вас талантами Учителя и Друга. И при этом наделила еще потрясающим чувством юмора и артистизмом. Всё, о чём не скажешь на уроках и педсоветах, вместе с Вами мы несли ученикам и коллегам в выступлениях нашего творческого коллектива ИППЛ. В Честь Вашего юбилея хотим пожелать:
Всё ваше жизненное окружение
Благодаря Вам ощущает,
В чем Жизни соль, и вкус, и вес...
За то спасибо, что вы есть,
наш дорогой Эрнст!
 Ваши коллеги, кто имел счастье работать с вами в ИППЛ и участвовать в капустниках: Зинаида Коновалова, Олег Савранский, Александра Захарова, Татьяна Касатова, Владимир Латюк, Борис Соловьев, Светлана Иванова, Виктор Смирнов и другие.

*****

В нашей гимназии Эрнст Васильевич преподает физику уже 12 лет. И все мы до сих пор благодарим судьбу за то, что у нас трудится такой талантливый учитель.
Разумеется, его деятельность не ограничивается уроками, в его расписании присутствуют факультативы, которые ребята посещают с удовольствием. Эрнст Васильевич также проводил развивающие беседы о физике в начальной школе и пятых классах, курировал научное общество старшеклассников.
В гимназии Эрнст Васильевич отвечает за связь с Санкт-Петербургским государственным электротехническим университетом (ЛЭТИ). Он неоднократно получал благодарности от университета за высокое качество подготовки выпускников. 
Эрнст Васильевич в свое время танцевал в ансамбле, играл в драматическом театре и еще способен дать фору молодым. Его можно назвать Педагогом с большой буквы, и не только за глубокие знания, аналитический ум, широкий кругозор, справедливость, необычайно интересные уроки, которые прививают ребятам радость познания и любовь к предмету изучения, а главное – за теплоту, душевность, понимание и поддержку. Эрнст Васильевич – самый активный участник всех праздников, встреч с ветеранами, спектаклей, концертов для учителей и ребят, потому что он очень артистичный, музыкально одаренный человек с тонким чувством юмора. Таким его любят и ценят коллеги, ученики и их родители. И еще лучшие человеческие качества Эрнста Васильевича реализуются в семье: он необычайно заботливый муж, отец, дедушка.
Дорогой Эрнст Васильевич! Примите наши искренние поздравления с юбилеем! Желаем Вам крепкого здоровья, счастья в семье, терпения, душевных сил и подольше оставаться рядом с нами!
Коллектив гимназии № 446

 

Колпино, Ижора, Ижорские заводы – такой ассоциативный ряд возникал у любого советского человека, когда звучало имя нашего города. Пришли иные времена, нет уже той страны, но название Ижорских заводов по-прежнему узнаваемо. Нужно ли говорить, что означает оно для нашего города, для нас, его жителей? Завод, с которого началась биография Колпина, завод, за который воевали, завод, который восстанавливали всем миром и где так же работали – семьями, поколениями, династиями. Градообразующий – слишком формальное определение для Ижорского, который дал колпинцам не только великолепную, лучшую в свое время социальную сферу (стадион и бассейн, пионерский лагерь и база отдыха, Дворец культуры, детские сады, подшефные школы и многое другое), но и – что немаловажно – возможность гордиться своей достойной трудовой биографией. Как бы «по-советски» сейчас ни звучало, но ижорская закалка и ижорское братство были далеко не пустые слова. Именно поэтому всё, что происходило с заводом, начиная с середины 1990-х годов, колпинцы переживали как личную трагедию: акционирование, продажу стана-5000, закрытие цехов, сокращения… И даже несмотря на то, что сейчас вся огромная территория поделена на десятки разнопрофильных предприятий и называется Ижорской промышленной площадкой, местные жители по-прежнему именуют её Ижорой, имея в виду наш главный, единственный, славный и знаменитый завод.

В марте 2013-го Ижорские заводы возглавил Олег Урнев, известный колпинцам как руководитель Ижорского трубного завода. По мнению специалистов, приход в компанию успешного топ-менеджера, уже знакомого со спецификой Ижорской промышленной площадки, позволяет говорить о новом этапе развития предприятия, об его продвижении на мировом рынке атомного и нефтехимического машиностроения. С именем нового генерального директора связывают свои надежды на стабильное будущее трудового коллектива и лидеры заводской профсоюзной организации.
Сегодня Олег Владимирович Урнев – гость нашей редакции.
– Олег Владимирович, невозможно не начать наш разговор с того обстоятельства, что для колпинцев  всё, что расположено за забором ижорской промзоны, по-прежнему именуется Ижорским заводом. Что на данный момент представляет собой предприятие, давшее жизнь городу Колпино?
– Начнем с того, что само название – Ижорские заводы, – выбранное почти 300 лет назад, оказалось очень удачным и точным. Это ассоциация и с местностью, и с рекой, и с древней народностью ижоры, славящейся своим трудолюбием. На берегу Ижоры производство развивалось постепенно, и рядом с пильной мельницей в XVII веке стали появляться заводы: якорный, медный, литейный. В настоящее время на территории Ижорской промышленной площадки работает несколько предприятий – это тоже в какой-то степени историческая закономерность, как и восприятие всего, что располагается за заводским забором, как нечто единого и называемого Ижорскими заводами.
Но нужно понимать, что дезинтеграционные процессы все-таки произошли, причем по абсолютно объективным причинам. Завод, на котором в советские времена работали почти тридцать тысяч человек и который изготавливал всё: от гаражей и столовых приборов до атомного реактора, мог существовать только в условиях плановой экономики, когда функцию заказчика осуществляло государство, а задачей производства было выполнить этот государственный заказ. В новых экономических условиях перед всеми предприятиями встал вопрос выживания, главной задачей становился не просто выпуск товара, а поиск покупателя на этот товар. Для этого на Ижорских заводах было принято решение выделить отдельные производственные направления в самостоятельные бизнесы, которые бы развивали собственную продуктовую специализацию. ИЗ-КАРТЭКС, например, пошел по пути создания новых образцов горной техники. Ижорские заводы  долгое время существовали только в одном сегменте – выпуск оборудования для АЭС. Потом  освоили изготовление тяжелых сосудов для нефтехимической отрасли – и это было стратегически правильное решение. Я благодарен своим предшественникам за то, что в свое время было сделано всё необходимое для его реализации: разработка и освоение технологии изготовления нефтехимических реакторов, оснащение цехов необходимым оборудованием, обучение персонала и т.д. Таким образом, несмотря на потери, нашим предприятиям удалось сохранить позиции на традиционных рынках и освоить новые, а главное – удалось сохранить формировавшуюся годами элиту высококвалифицированных инженерных и рабочих кадров, уникальную техническую базу и крепкие профессиональные традиции. Сегодня машиностроительный холдинг «Объединенные машиностроительные заводы» на Ижорской площадке представлен четырьмя основными предприятиями: Ижорские заводы, ОМЗ-Спецсталь, ИЗ-КАРТЭКС им.П.Г.Коробкова и ОМЗ-Литейное производство. На предприятиях работает почти 7,5 тысячи человек – в большинстве своем высочайшие специалисты, преданные своей профессии. Что касается тех активов, которые были проданы, то для большинства из них были найдены достойные инвесторы. Например, такие, как Северсталь, вложившая в развитие листопрокатного стана «5000» и строительство Ижорского трубного завода значительные средства и создавшая не один десяток рабочих мест для колпинцев.
– 1990-е годы принято относить к периоду становления рыночной экономики, нулевые годы – ко времени развития рыночной экономики. Как бы Вы охарактеризовали сегодняшний день для Ижорских заводов?
–  Сейчас мы вступили в фазу завершения цикла классического машиностроения и перехода к машиностроению инновационному. Мы видим, что рынок традиционного горнорудного оборудования, рынок спецсталей, рынок реакторного оборудования не растут такими темпами, как это было до кризиса 2008 года. Поскольку изменилась экономическая обстановка, меняются рынок и требования к продукту, то, соответственно, должны меняться и наши предприятия. Нам необходимо внедрять инновационные технологии, разрабатывать новые виды продуктов,  развивать сервисные услуги.  Еще один ресурс для повышения эффективности нашей работы – это усиление взаимодействия между предприятиями Группы ОМЗ. Да, наши производства работают на разных рынках, но во многих аспектах мы можем объединить усилия. Мы находимся в одном холдинге, поэтому в вопросах внешней кооперации должны, прежде всего, загружать собственные мощности. Кроме того, у предприятий Ижорской площадки много общих бизнес-процессов. Мы можем и должны их консолидировать, централизовать для повышения общей эффективности.
– Скажите, на Ваш взгляд, возможно ли Ижорским заводам вновь стать таким же гигантом, как это было в период их расцвета – в 1980-е годы?
– Я не готов предсказать такое будущее. Рынку нужен современный, конкурентоспособный продукт, и завод полного цикла, который делает всё сам – «от руды до экскаватора», сейчас уже невозможен. В каждой товарной группе (металлопродукция, режущий инструмент, сварочные материалы, крепеж и т.д.) сформировались технологические лидеры, и какой-то ресурс выгоднее покупать, нежели производить самому. Ни одно предприятие в мире сейчас не производит всё самостоятельно – это касается и автомобилестроения, и авиастроения, и любого другого сектора машиностроения.
– Еще в советское время было немало сделано для того, чтобы бренд Ижорские заводы был известен на мировом уровне. Это актуально в нынешних условиях?
– Клиент сейчас меньше реагирует на бренд, а больше – на цену продукта. Потребление не растет так быстро, как всем хотелось бы, конкуренция с каждым годом всё жестче. На мировые рынки вышло много новых производителей нефтехимического оборудования из Южной Кореи, Китая, Индии, предлагающих свою продукцию по более низкой цене. У покупателя появился выбор – работать с традиционными, проверенными поставщиками либо закупить более дешевую продукцию у компаний, которые могут не обладать серьезными референциями. И в последнее время заказчики все чаще выбирают второй вариант.
Для нас, для города Колпино, для Санкт-Петербурга и всего Северо-Запада России бренд Ижорские заводы всегда был, есть и будет – в этом я нисколько не сомневаюсь. Завод прошел через сложные времена, и мы им гордимся. Да, площадка многое потеряла: и по численности персонала, и по объему продукции, но надо понимать, что для этих изменений были объективные предпосылки, что по-другому быть просто не могло. Наоборот – это показатель эффективности управления компанией, потому что  попытка сохранить устаревшую модель производства была бы ошибкой. С другой стороны, базовые продукты и кадровый костяк сохранен, и более того – они развиваются. И по многим позициям выпускаемой продукции мы сейчас гораздо сильнее, чем были в 1980-е, лучшие для предприятия годы, так как производим быстрее, дешевле и качественнее. Поэтому Ижорские заводы остаются лидером наукоемкого машиностроения. Мы сильны именно тем, что можем делать сложные продукты. В частности, ИЗ-КАРТЭКС фактически остался единственным в России заводом, который  производит тяжелые карьерные экскаваторы, да еще и делает это с меньшей себестоимостью, чем у китайских конкурентов. А Ижорские заводы вышли на растущий рынок нефтехимического оборудования, где с успехом конкурируют с мировыми производителями. 
– Олег Владимирович, скажите, каков сейчас портфель заказов на предприятии? Каковы прогнозы на перспективу? Есть ли крупные проекты, в частности, для атомных станций?
– На данный момент у Ижорских заводов есть заказы до 2016 года, а иметь портфель заказов на ближайшие три года – очень хорошо для машиностроительного предприятия. Другое дело, что наши мощности и персонал позволяют произвести больше, поэтому мы активно работаем над тем, чтобы увеличить загрузку нашего производства. Как правило, инвестиционные решения наши клиенты принимают в конце года, поэтому четвертый квартал для нас – период контрактации. Сейчас мы ведем активную работу с ключевыми клиентами по проектам нефтехимии. В ближайшее время будут разыгрываться лоты по новым проектам корпорации «Росатом». Это три крупных объекта: АЭС в Турции, вторая очередь АЭС Куданкулам в Индии и Курская АЭС в России. В перспективе – Смоленская АЭС, кроме того, один энергоблок АЭС в Иордании, на строительство которых Атомстройэкспорт уже объявлен победителем. Повторю, что существующий сегодня портфель заказов позволяет нам вполне уверенно смотреть в будущее, но мы можем и должны принять больше заказов. В следующем году предполагается заключить контракты на сумму не менее 9,5 млрд рублей, и это будет рекордный показатель. По итогам 2013 года мы планируем контрактацию на уровне 9 млрд рублей. Для сравнения: в предыдущие годы средний показатель был порядка 6 млрд. Так что позитивная динамика очевидна.
– Ижорский завод во все времена серьезно занимался кадровой политикой. Непрерывно работала цепочка: школа – ПТУ (лицей) – Машиностроительный техникум (колледж) – вуз  – предприятие. Сохраняются ли эти традиции сегодня?
– Эти традиции, безусловно, сохранены и развиваются.  У нас налажена шефская работа со  школами Колпинского района, мы активно сотрудничаем с Санкт-Петербургским политехническим колледжем и Ижорским профессиональным лицеем, со многими высшими учебными заведениями Санкт-Петербурга. Мы оказываем им материальную помощь, организуем конкурсы профмастерства, регулярно проводим экскурсии на производства, организуем производственную практику студентов. Казалось бы всё хорошо. Но на самом деле оптимизма не так уж много. К сожалению, образовательные программы в училищах и даже в вузах устарели и серьезно отстают от наших потребностей как работодателя. В тех же профессиональных лицеях, где готовят сварщиков, даже нет таких специализаций, как автоматическая сварка под флюсом, сварка в среде защитных газов или сварка в узкощелевую разделку. Необходимо серьезно менять образовательный процесс, чтобы выпускники лицеев и колледжей могли приходить на производственную практику, обладая теоретическими знаниями и хотя бы первичными навыками работы на современных сварочных стендах и обрабатывающих центрах с ЧПУ. Но эта задача должна решаться на уровне государства, хотя мы, как работодатель, никогда не откажемся от сотрудничества и всесторонней помощи нашим профильным образовательным учреждениям.
– Когда-то у Ижорского завода была серьезная социальная сфера и сильный профсоюз. Каково Ваше отношение к существующим в этих сферах проблемам?
– Руководство всех наших предприятий, при поддержке основного акционера Газпромбанка, уделяет очень большое внимание социальным вопросам – и условиям труда, и охране труда и технике безопасности, и социальному пакету. ДМС, дотации на питание, ежегодные индексации заработной платы – все эти вопросы прописаны в наших коллективных договорах и строго соблюдаются работодателем. Клуб ветеранов для нас также в приоритете, жизнь этой общественной организации очень важна для бывших работников-ижорцев. Для ветеранов мы регулярно проводим экскурсии в цеха, обсуждаем состояние дел на предприятии. Вся эта работа ведется в тесном взаимодействии с нашими профсоюзными организациями. И конечно, мы заинтересованы в том, чтобы у нас  был единый профсоюз. Прекрасно понимаем, что профсоюз – это представитель нашего трудового коллектива, и сотрудничать с ним просто необходимо. Иначе ты не будешь знать, что волнует сотрудников, какие у них есть вопросы, проблемы, ожидания. Мы надеемся, что профсоюзы на Ижорских заводах, в конце концов, объединятся, и здравый смысл восторжествует, как это было всегда на нашем предприятии. Понимаем, что для этого просто нужно время.
– Олег Владимирович, огромное Вам спасибо за столь обстоятельную беседу. Хочется надеяться, что наши читатели еще неоднократно смогут узнать из первых уст о том, как и чем живет Ижорский завод.
Беседовала  Ольга ГОРДЕЕВА

Олег Владимирович Урнев
Родился 20 августа 1967 г. в Череповце Вологодской области.
В 1991 г. закончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта по специальности «инженер-строитель».
С 1994 г. начал работу в ОАО «Северсталь» на должности инженера одного из производств Череповецкого металлургического комбината.
В 2002 г. закончил Институт профессиональных управляющих «АССА» по специальности «финансовый менеджмент».
С 2002 по 2005 г. занимал руководящие посты в компании «Северсталь-Эмаль».
В 2003 г. закончил Открытый Британский университет «Линк».
С 2005 по 2009 г. – генеральный директор ЗАО «Ижорский трубный завод».
В 2006 г. получил степень МВА в бизнес-школе университета Нортумбрия           (г. Ньюкасл, Великобритания).
С июля 2009 г. – заместитель генерального директора – директор по производству ОАО «Силовые машины».
C мая 2010 г. – заместитель генерального директора – директор филиала ЛМЗ.

Реклама в газете: будь в фокусе читателя