Газета ОКНО - Независимая газета Колпинского района Санкт-Петербурга
Get Adobe Flash player

vkgroup

Резонанс

Недавно я узнала, что в августе далеко от Родины скончался человек, общение с которым я очень уважала и ценила… Леонид ...
Моему поколению, считай, повезло: в наше молодое время мы могли свободно передвигаться на любом виде транспорта по всей ...
В редакцию наши читатели принесли письма от своих родственников с Украины – с ее восточной части, где, по мнению Киевской ...
В № 20 нашей газеты от 5 июня в статье «Дураки и дороги» читатели обратили внимание на одну из острых колпинских проблем – ...
Правительство исключило из бюджета статью о субсидировании доставки подписных изданий. Из-за отмены субсидий «Почте ...

Погода в Колпино

Авторизация



Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Главная Трибуна читателей ГОСЗАКАЗ НА СОВЕСТЬ

antipovНепраздничные  размышления
Пожалуй, никто не будет отрицать тот факт, что тема полиции постоянно присутствует в общественной повестке дня и – увы – далеко не всегда в связи с примерами добросовестной деятельности её сотрудников. Накануне профессионального праздника блюстителей порядка разговоры о том, что реформа полиции ни к чему, кроме переименования, не привела, слышны всё громче и громче. Поддают жару и бесконечные «милицейские» сериалы, где образ правоохранителя представляется отнюдь не в лучшем свете. На этом фоне как-то и не слышно о том, чем в действительности занимаются рядовые участковые, дежурные, патрульные, оперуполномоченные и следователи. А они просто выполняют свою работу, которой всё так же не меньше, и всё так же не становится она ни легче, ни спокойнее… Даже в День милиции (а многие продолжают называть его по-старому) большинству отнюдь не до праздника.
Своими мыслями по поводу сегодняшней ситуации в полиции поделился депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Сергей Антипов. Напомним, что полковник Антипов отработал в Колпинском РУВД почти двадцать лет – начав службу простым опером и закончив начальником криминальной милиции. Многие, с кем начинал Сергей Николаевич этот путь, остаются в системе до сих пор. Есть и те, что пришли в органы не без влияния Антипова - причем именно в 1990-е годы, сравнимые по кадровому голоду в милиции лишь с послевоенной пятилеткой. Это люди думающие, размышляющие, достигшие определенных должностей и званий. Несмотря на то, что полковник Антипов уже более 10 лет не является сотрудником органов внутренних дел, со своими бывшими коллегами он общается до сих пор. И общение это приводит отнюдь не к праздничным мыслям.
Кому нужен                         образ плохого                      полицейского?
– Так получилось, что в последнее время, когда мне удается хоть немного посмотреть телевизор, я постоянно натыкаюсь на сериалы, рассказывающие о работе полиции, – с этого начал свои размышления накануне профессионального праздника Сергей Николаевич. – И в принципе, подобные телефильмы, со времен «Улиц разбитых фонарей», остаются популярными. С одной стороны – это хорошо. Но то,  как в этих, надо сказать, околохудожественных поделках представлен образ полицейского, меня возмущает. Поражает, что федеральные, государственные каналы показывают полицию даже не просто как какую-то коррумпированную структуру, а как сложившееся преступное сообщество. Поскольку телевизор является главным источником информации, у наших граждан формируется стойкое убеждение, что живем мы в стране полного беспредела. Убийства, наркотики, грабежи – во всем этом, по мнению создателей сериалов, участвуют полицейские. Причем массово и регулярно. Особенно непонятно, что подобные «фантазии» тиражируются на федеральных каналах, которые вроде бы должны транслировать политику государства. Могу объяснить это только недомыслием редакторов телеканалов и беззубостью руководства МВД, которое должно всеми силами лоббировать реальные документальные истории о жизни полиции, о задержании опасных преступников, раскрытии преступлений. Реальная полицейская жизнь от того, отличается как ее преподносят на экранах, как день и ночь. У каждого рядового следователя или участкового масса рутинной работы, приходится одновременно заниматься 20–30 делами, голову поднять некогда. Конечно, это далеко не так интересно, чем какая-то «чернуха». Но ведь целенаправленное разрушение образа полицейского как защитника ведет, в конце концов, к разрушению государства. А ситуация очень тревожная. Недавно я участвовал в нескольких круглых столах на телевидении, в том числе они были посвящены проблемам миграции, националистическим настроениям. И в беседах с приглашенными гостями – далеко не обывателями – убедился, что отношение в обществе к полиции ухудшается катастрофически.
Реформа                             без результата
У каждого, кто знаком с работой органов внутренних дел изнутри, мысли по поводу существующего положения дел, – печальные. И прежде всего потому, что реформа полиции, объявленная несколько лет назад, таковой, на мой взгляд, не является. Да, действительно, к моменту запуска реформы остро назрела необходимость повышения заработной платы полицейским, потому что она была абсолютно ничтожной. Денежное довольствие увеличили, но даже сейчас полицейские получают меньше средней зарплаты по субъектам федерации. Именно этот критерий, как мы помним, был положен в основу заявления Президента РФ о повышении доходов учителей и врачей. В отношении полицейских этого сделано не было.
Да, принимаются серьезные действия по укреплению дисциплины. Но карательные меры – наказание, увольнение проштрафившихся сотрудников – не всегда приводят к желаемому результату. Специфика полицейской работы предполагает множество моментов «на грани». Порой, чтобы защитить, действовать нужно не раздумывая. Естественно, всё должно быть в рамках закона, но трактовать действия полицейского можно по-разному. Поверхностный разбор таких ситуаций и мгновенные «показательные» увольнения, наоборот, убивают в полицейских всякую инициативу и рождают в коллективе серьезные психологические проблемы.
Когда я начинал работать, еще в советское время, в уголовном розыске существовало понятие – «бумажный опер». У такого оперативника всегда было подшито в деле множество ничего не значащих бумаг. Пухлая папка, возможно, придавала «веса» в глазах начальства, только такие опера на работе ничем не отличались, преступлений раскрывали мало. Зато вид деятельности создавали активный. К сожалению, и сейчас критерии работы сотрудников полиции весьма необъективны.
 Я уже говорил неоднократно (и в 2010 году, вместе со своими коллегами, направлял свои предложения в группу МВД, которая разрабатывала Закон о реформе полиции) о том, что оценить работу полицейского очень сложно. Полицейский – это не токарь, не инженер и даже не врач. Один сотрудник может, не выходя из кабинета, раскрыть дело, другой – сотрет все ноги в поисках доказательств. И чей вклад каждого из них в поимку преступника более весом?
Я убежден, что неотвратимость наказания, то есть раскрытие преступления  – это и есть основа профилактики. И не нужно здесь ничего выдумывать. Так называемая «палочная» система оценки – по количеству составленных протоколов или отработанных заявлений – крайне не совершенна и приводит только к тому, что сотрудники делают показатели любыми способами. Всё это мы уже проходили в советские времена, когда с милицейской статистикой обходились очень вольно.
Не хлебом единым
Причина того, что реформа полиции не доведена до конца, кроется в отношении к сотрудникам МВД на самом верху, на уровне политического руководства страны. Это выражается даже в том, что за последние тридцать лет только недавно – полтора года назад – министром внутренних дел в России назначен действующий полицейский. Владимир Колокольцев - уважаемый среди своих коллег профессионал, бывший оперативник, с большим опытом работы. Надеюсь, что он сможет переломить ситуацию.
Мне кажется, что сделать полицию в России гораздо менее коррумпированной - вполне реально. Важно учитывать международный опыт, взять на вооружение систему, принятую в странах с традиционно низкой коррупционной составляющей. Кстати, еще один распространенный миф – что в Европе или США полицейские зарабатывают много. На самом деле у сотрудников правоохранительных органов во всем мире доходы не выше среднего по экономике. Однако не это является решающим фактором для того, чтобы полицейский стремился остаться на службе. Понимая, что это очень сложная и тяжелая работа, где человек сталкивается с множеством соблазнов и испытывает невероятное психологическое давление, во многих странах пошли по следующему пути. Полицейскому предоставляется масса социальных льгот, которые не доступны в других профессиях. И прежде всего - гарантированное государством льготное кредитование. Человек, придя в полицию и отработав первые несколько лет, уже может въехать в собственную квартиру и приобрести личный автомобиль - государство обеспечивает кредитование практически без процентов. И каждый раз при продлении контракта часть кредита списывается. Это является колоссальным стимулом остаться на службе и работать достойно, так как в Европе, к примеру, увольняют по малейшему подозрению. Как бы грубо ни звучало, но человек должен быть зависим от этой службы, он должен хотеть работать.
Уверен в том, что, в случае введения подобной системы, в России изменение ситуации к лучшему мы бы почувствовали уже через два-три года. Это не просто слова, всё можно реально воплотить в жизнь. Эффект политический, экономический, социальный однозначно перевесит все дополнительные траты. Это будет способствовать и естественной ротации: в полицию придут люди с совершенно другим менталитетом. Понимая, что государство дает им очень серьезные возможности,  работать будут на совесть, ради возможности иметь полноценную семью, обеспечивать ее, рожать детей и жить нормальной, достойной жизнью.
Разумеется, всё должно происходить на фоне последовательного снижения коррупционной составляющей во власти в целом, снижения административного давления на правоохранительные органы.
Ну и, конечно, я бы хотел вступиться за людей, которые и без всяких дополнительных стимулов работают честно, на совесть. Поверьте, – на службе таких немало. Полиция – это колоссальная закалка. Я пришел в органы уже не мальчиком, успел до того поработать руководителем на Ижорском заводе, но в милиции мне было очень сложно – именно из-за психологического противостояния, которое испытываешь на себе каждый день. Я видел людей, которые, придя в уголовный розыск, выдерживали там всего несколько месяцев. Но те, кто оставался, – с ними можно было идти в разведку. В работе мы использовали разные методы, и нередко шли «на грани». Тем, кто ее переступал, я лично надевал наручники – и об этом не жалею. Скажу про себя – помню случай, когда я 20 часов просидел один на один с убийцей: у меня не было никаких доказательств и преступник мог бы легко уйти от наказания. Но я убедил его всё рассказать, написать явку с повинной. Без применения какого-либо насилия – почти сутки мы говорили «за жизнь», вызывая его на откровенность, я цитировал Библию. Насколько же сложна оценка работы полицейского, необъективность которой порождает несправедливость!..
Поэтому я считаю, что реформа полиции должна быть доведена до конца. И привлекать сотрудников на службу нужно не зарплатами (которые повысили, но недостаточно, на мой взгляд), а отношением государства к службе полицейского, возможностями, которые предоставляет государство людям этой профессии. Сотрудник должен чувствовать, что он уважаемый человек, что ему доверяют и его ценят – и непосредственное руководство, и первые лица страны. А потом – по крупицам – восстановится и уважение в обществе.
Намерения политического руководства страны создать сильную и уважаемую народом полицию должны быть подтверждены вдумчивыми действиями, финансовыми затратами и созданием, в том числе и в СМИ, положительного образа полиции. 
_______________________________
Редакция приглашает читателей к обсуждению
этой темы. Оставляйте свои комментарии на сайте www.gazetaokno.ru и                        в нашей группе Вконтакте http://vk.com/gazetaokno.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама в газете: будь в фокусе читателя